Міжнародне агентство корпоративної безпеки
+38(044) 494-47-43 +38(068) 138-05-04 infovabb@ukr.net

Метод моделирования при раскрытии преступлений, применимый в розыскной и следственной деятельности

Головна » Новини » Метод моделирования при раскрытии преступлений, применимый в розыскной и следственной деятельности

ЛЫСЕНКО С. А.

Глава, не вошедшая в книгу

Моделирование используется в науке и практике, когда прямое исследование фактов невозможно или нецелесообразно.

Многообразие задач научной и практической деятельности порождает и многообразие видов и способов моделирования. Так, для решения архитектурных и градостроительных задач, конструирования машин, самолетов, создания новых образцов товаров массового потребления применяется моделирование внешних форм объектов.

В праве, следственной и судебной практике моделирование тоже известно не первый день. Однако применительно к расследованию преступлений освоение этого метода проходило сравнительно медленно.

Метод моделирования применяется в судебной экспертизе, в частности при производстве криминалистических, автотехнических и некоторых других видов экспертиз. В аспекте моделирования могут быть рассмотрены и более общие познавательные процедуры, например построение версий и планирование расследования. Безусловно, нельзя сводить процесс расследования только к моделированию. Речь может идти об особом подходе к изучению и описанию явлений, некоторых сторон мыслительной деятельности лиц, которые производят дознание по правонарушениям.

Несмотря на различия в подходе исследователей к описанию метода моделирования, можно констатировать, что его сущность понимается однозначно: при моделировании для изучения какого-либо объекта (процесса, явления) используется не сам объект, а замещающая его модель. Она является средством получения информации об объекте-оригинале, заменяет его при постановке опытов и в иных познавательных процедурах.

Под моделью, — понимается такая мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, отображая или воспроизводя объект исследования, способна заменить его так, что ее изучение дает нам новую информацию об этом объекте. Пользуясь этой концепцией, мы акцентируем внимание на основных видах моделирования (мысленном и материально-реализованном). Эти модели используются в расследовании и представляют практический интерес в системном подходе к этому методу, позволяющем расчленять на отдельные элементы объекты-оригиналы и модель, и изучать характер связей между ними, а затем исследовать отношения модели и оригинала, а также отношения модели и других доказательств, что типично для расследования. Так же модели дают возможности отображать или воспроизводить с помощью моделей объект или отдельные стороны объекта (процесса, явления), возможности получать в результате изучения модели новую информацию, т. е. на возможность модели быть источником информации, которая в расследовании при определенных условиях используется в качестве доказательства по делу.

Виды моделей и моделирования различаются в науке в зависимости от класса закономерностей, которым подчинены моделируемые объекты, а также от способов реализации этого метода. По этому основанию выделяют: предметное или материально-реализованное моделирование, которое состоит в создании материальных моделей или подборе вещественных аналогов. Для некоторых из этих моделей характерно сходство внешних форм, а в ряде случаев и других характеристик, присущих оригиналу; логико-математическое моделирование, которое заключается в описании средствами логики и математики многообразных отношений между предметами и явлениями материального мира. Математические модели при необходимости исследуются с помощью компьютеров и иных технических устройств, позволяющих воспроизводить структуру, динамику процессов и явлений, характер связи между элементами изучаемых объектов и иные скрытые свойства.

К логико-математическому моделированию близко примыкает кибернетическое, позволяющее изучать сложные функциональные связи предметов, явлений объективной действительности, например криминогенные факторы и ситуации, характеризующие совершение хищений социалистической собственности; мысленное моделирование — наименее разработанная область знания, ее исследование порождает дискуссии, а предлагаемые объяснения надо рассматривать пока как гипотезы. Одна из таких гипотез состоит в том, что образные и логические представления человека об окружающем мире можно трактовать в качестве мысленных моделей. Внешне они могут быть выражены в виде символов, знаков, схем, рисунков, конструкций, средствами логики и математики, и тогда мысленное моделирование тесно связывается с другими его видами.

Мысленные (или идеальные) модели подразделяются на две группы:

а) построенные из чувственно-наглядных элементов (шары, пружины, потоки жидкости, силовые линии и др.), являющихся образцами реальных явлений и доступных непосредственному чувственному восприятию. Наглядность этих моделей часто выражается в виде рисунков, схем, чертежей (обстоятельство, существенное и при моделировании криминалистических объектов);

б) выраженные с помощью знаков и потому не имеющие внешнего сходства с объектом оригиналом. Способами реализации мысленной модели являются: описание внешних признаков разыскиваемого по методу «словесного портрета», графическое и фотографическое моделирование этих признаков.

Особым случаем моделирования необходимо признать реконструкцию, под которой в расследовании понимается восстановление, воссоздание объектов, ситуаций по сохранившимся остаткам, описаниям, фотоснимкам и другим данным. Она рассматривается как разновидность материального моделирования, один из способов его осуществления. Реконструкция зависит от особенностей изучаемого объекта, целей исследования. В ряде случаев говорят о мысленной реконструкции как о форме проявления мысленного моделирования.

От реконструкции как разновидности материального моделирования надо отличать реставрацию, тоже имеющую целью восстановление первоначального облика какого-либо объекта, но не являющуюся разновидностью моделирования. Реставрация применима только к реально существующим объектам. Реставрировать можно лишь то, что имеется налицо, но изменилось, утратило первоначальный, вид (картина, здание, книга).

Своеобразным видом реставрации является «туалет трупа» перед предъявлением его для опознания. Реконструкция имеет целью воссоздать целое по сохранившимся остаткам, описаниям, воспроизвести первоначальное состояние уже не существующего объекта. В результате реконструкции создается модель объекта, его аналог. При реставрации воссоздается тот же объект.

ВИДЫ МОДЕЛЕЙ ПРИ РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Опыт показывает, что в расследовании складываются специфические приемы моделирования и особые разновидности моделей. Мы попытаемся рассмотреть виды моделей и моделирования в зависимости от сферы их применения, объектов, приемов и средств осуществления.

Классификация моделей по сферам применения:

а) при производстве следственных действий для получения доказательственной информации;

б) в экспертной практике;

в) в оперативно-розыскной деятельности;

г) в организационно-управленческой деятельности, обеспечивающей организацию процесса расследования и оперативно-розыскной деятельности.

Моделирование при производстве следственных действий используется для проверки имеющихся и получения новых доказательств, исследования версий в тех случаях, когда прямое, непосредственное изучение объектов невозможно или нецелесообразно (например, когда обстановка на месте происшествия полностью или частично изменена, вещественные доказательства утрачены или не установлены, прямое исследование следов, образованных на месте происшествия, нельзя осуществить ввиду отсутствия для этого надлежащих условий и т. д.). Нередко необходимо проверить версию о механизме события (дорожно-транспортного происшествия, убийства, изнасилования), и поскольку использовать при постановке опытов труп потерпевшего невозможно, следователь прибегает к моделированию. С учетом этого объектами материального моделирования (т. е. тем, что подвергается моделированию) чаще всего являются: различные предметы, разрушенные полностью или частично в результате действий преступника или случайных факторов (орудия преступления, средства поджога, взрыва, оружие, отдельные строения или части их, инструменты, автомашины, иные транспортные средства и другие предметы); обстановка на месте происшествия, подвергшаяся изменению в силу различных причин; следы ног, рук, обуви, транспорта, орудий взлома, инструментов и иных материальных предметов; документы, частично сгоревшие, подвергшиеся изменению под влиянием сырости, микроорганизмов и других воздействий; прижизненный облик потерпевшего; отдельные признаки трупа, например вес, рост, телосложение; признаки внешности отсутствующего подозреваемого, потерпевшего, свидетеля, обвиняемого; криминальные ситуации, под которыми следует понимать определенное положение, взаимодействие предметов и лиц в период, предшествовавший преступлению, в момент его совершения и после него; явления, связанные с исследуемым событием, например горение, разрушение каких-либо предметов и т. п. Как разновидность мысленного моделирования можно рассматривать образные представления следователя о месте происшествия, связанные с логическими суждениями о внешнем облике разыскиваемого, вещественных доказательствах, о связях между людьми, предметами, явлениями, касающимися преступления. Подобного рода мысленные модели иногда получают выражение в виде схем, планов, рисунков, чертежей, словесных описаний.

Объектами логико-математического и кибернетического моделирования в расследовании могут быть признаки спорных ситуаций, факты, образующие состав преступления, и связанные с ним обстоятельства, отношения между предметами и явлениями, признаки почерка, следов рук, транспорта и других следов.

Средства и приемы моделирования при производстве следственных действий разнообразны. Целесообразно различать:

а) приемы моделирования, обеспечивающие получение информации о внешних формах и признаках объектов-оригиналов, непосредственное изучение которых невозможно или затруднено по объективным причинам. К их числу относятся: изготовление слепков с следов, изготовление муляжей, имитирующих отдельные признаки предмета; подбор или изготовление предметов аналогов для осмотра, постановки опытов, опросов, предъявления для опознания; мысленное моделирование, получающее выражение в виде схем, рисунков отдельных предметов; материальная реконструкция (воссоздание) первоначального состояния предметов и документов; математическое моделирование в экспертизе следов, почерка;

б) приемы моделирования, обеспечивающие получение информации о какой-либо ситуации (первоначальном положении предметов на месте происшествия, положении стрелявшего и потерпевшего, последовательности действий виновного и др.). Для этих целей используются: реконструкция обстановки на месте происшествия, баллистическая реконструкция, помогающая установить, откуда был произведен выстрел, и решить другие вопросы; реконструкция обстоятельств события, мысленное моделирование в виде схем, планов, подбор предметов аналогов для постановки опытов; математическое моделирование;

в) с позиций моделирования можно рассматривать и такие технические приемы отображения, как фотографирование, видео- и звукозапись речи, киносъемку.

Почти всем названным приемам присуща полифункциональность. Так, изготовление слепков, схематических планов, фотографирование, киносъемка, звукозапись являются традиционными средствами фиксации, подробно разработанными криминалистикой с учетом задач расследования.

Фотоснимки, киноленты, видео- и звукозапись как модели интересны тем, что отражают не только внешние признаки объекта, но и процессы, протекающие во времени и недоступные непосредственному восприятию человека. Современные стереофотография, киносъемка и видеозапись позволяют воспроизвести объект в трех измерениях и производить соответствующие исследования, а цветные материалы, кроме того, обеспечивают приближенную к действительности передачу цветовой гаммы. В следственной и экспертной практике такие модели встречаются реже. В большинстве случаев используется фотографическая съемка на черно-белых материалах.

В экспертной практике фотография как средство моделирования применяется для выявления, фиксации и исследования (в частности, сопоставления) признаков изучаемых объектов, служит средством наглядности, обеспечивая своей информацией доказательственность выводов эксперта.

Особо надо сказать о функции объектов, используемых при предъявлении для опознания. Известно, что любой объект (кроме трупа) предъявляется в числе других (не менее трех). Это требование закона объясняется психологическими особенностями узнавания, которое сопряжено с актами сравнения и выбора. Предъявление для опознания одного объекта исключает возможность сравнения и выбора и, стало быть, саму возможность опознания. Объекты-аналоги подбираются таким образом, чтобы обеспечивалось их сходство (обычно по общим признакам) с предъявляемым оригиналом. Свою функцию модели они выполняют трижды: первый раз в момент подготовки к этому действию, когда следователь проверяет их сходство с оригиналом; второй раз в момент предъявления для опознания, когда осуществляется процесс сравнения опознающим; третий раз при оценке следователем результатов предъявления для опознания.

Возможен и четвертый этап, когда у суда (прокурора, другого следователя) возникает сомнение в объективности показаний опознающего и правильности проведения следственного действия.

Таким образом, в отличие от других материальных моделей объекты-аналоги при опознании используются не вместо оригинала, а наряду с ним, они не заменяют оригинал, а включаются вместе с ним в процедуру опознания. В этом одна из характерных особенностей моделирования в расследовании, допускающая различные варианты использования моделей.

Необходимо заметить, что жесткое разграничение способов моделирования невозможно: все они связаны между собой и взаимообусловлены. Достаточно сказать, что создание (выбор) и использование любой материальной, знаковой, математической модели опосредствовано мысленным моделированием. В свою очередь мысленные модели-представления проверяются с помощью других видов моделирования.

Субъектами моделирования в расследовании могут быть: следователь, прокурор-криминалист, прокурор, ведущий расследование, эксперт, специалист, приглашенный для участия в производстве следственного действия, обвиняемый (подозреваемый), свидетель, потерпевший.

Моделирование в розыскной деятельности обеспечивает установление подозреваемого, поиск похищенного имущества, вещественных доказательств, выполняет другие функции.

Объектами моделирования здесь являются: личность разыскиваемого (чаще всего подозреваемого), отдельные предметы, похищенные при совершении преступления; орудия преступления; предметы, находившиеся с подозреваемым (чемодан, очки и т. п.), его одежда; автомашины; способ совершения и сокрытия преступления и другие обстоятельства.

В качестве специальных приемов моделирования используются:

- собирательные (синтетические) портреты внешности разыскиваемого, составляемые с помощью технических средств — компараторов, идентификаторов, фотороботов; описание внешности разыскиваемого по методу «словесного портрета»; моделирование художником внешнего облика разыскиваемого (портретная реконструкция) или зарисовка отдельных предметов; составление схем, графиков;

- применение объектов-аналогов и их фотографирование в целях поиска и установления оригинала;

- применение фото-, видео-, видеосъемки; моделирование с помощью компьтера способов совершения преступления и других обстоятельств дела; математическое моделирование.

Субъектами моделирования здесь являются, специалисты (художники, операторы ЭВМ, фотографы). Участие в создании моделей может принимать следователь, а также потерпевший и свидетели.

Моделирование является методом экспертного исследования. В качестве объектов моделирования вы ступают: отдельные предметы, явления, ситуации, связанные с изучаемым событием (например, дорожно транспортным происшествием), прижизненный облик потерпевшего (реконструкция лица по черепу), признаки следов, почерка и др.

Применение моделей зависит от вида и целей экспертиз, конкретных методик их проведения. Так, в судебно-медицинской экспертизе в качестве моделей используются подопытные животные, если возникает необходимость проверить реакцию организма на некоторые вредные вещества.

Не менее разнообразны и приемы моделирования, причем для каждого вида экспертизы они определяются методиками исследования. В криминалистической экспертизе применяется материальное моделирование, встречаются логико-математические и кибернетические модели, различные реконструкции, имеет место использование предметов-аналогов в качестве моделей, фотографирование и другие приемы.

Субъектами моделирования в экспертной практике являются специалисты в определенной области науки, техники, ремесла, выступающие в качестве экспертов по уголовному делу, операторы ЭВМ, лаборанты, работающие под руководством эксперта.

Моделирование в сфере организации и управления расследованием, экспертной деятельностью имеет целью достижение оптимальных результатов в отправлении правосудия и охране общественного порядка. Объектами моделирования здесь могут быть:

а) процесс расследования;

б) следственные действия;

в) сложные экспертные исследования;

г) структура доказательств по делу.

В качестве приемов моделирования используются мысленные модели о характере преступления, его причинах, механизме образования следов, направлении расследования; сетевые планы, обеспечивающие наглядность планирования; моделирование с помощью компьютера для решения организационно-управленческих задач с большим объемом информации, одновременная и быстрая оценка которой не под силу человеку. С помощью компьтера моделируется программа розыска подозреваемого по заранее разработанным алгоритмам. Наиболее сложной задачей на пути решения этих проблем является кодирование признаков, характеризующих криминальную или следственную ситуацию, приемы расследования и розыска, уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, гражданско-правовые, гражданско-процессуальные, административные и другие нормы права; признаков, характеризующих способы и условия совершения преступлений, данных а психологии правонарушителя, явлений социальной адаптации, урбанизации, миграции населения и других факторов.

ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ МОДЕЛЕЙ И МОДЕЛИРОВАНИЯ КАК МЕТОДА ПОЗНАНИЯ ПРИ РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИИ, ЗНАЧЕНИЕ ЭТОГО МЕТОДА НА ПРАКТИКЕ

Разработка проблем, связанных с использованием моделей и моделирования как одного из методов при расследовании преступлений, составляет задачу криминалистики; эта наука исследует объективные свойства моделей и моделирования в расследовании, разрабатывает условия и приемы его осуществления в целях собирания, исследования и оценки доказательств.

Фундаментальной чертой моделирования является выражение в этом методе закономерностей всеобщей связи предметов и явлений. Материалистическая диалектика рассматривает познание как отражение и воспроизведение человеком действительности. Моделирование базируется на законах отражения и всеобщей связи, в силу этого модели включаются в процесс познания.

Содержание моделирования зависит от особенностей изучаемого объекта, целей изучения, средств и приемов моделирования. С точки зрения логики при моделировании имеет место трехчленное отношение: субъект познания (человек) — модель — объект познания (ситуация, предмет). Законы отражения и всеобщей связи являются объективной основой использования модели в качестве промежуточного звена в процессе познания.

Закономерности отражения обусловливают отношение сходства (подобия) между моделью и оригиналом. Сходство представляет собой определенную сторону отражения и проявляется в общности признаков модели и оригинала. Эта общность не является случайной: в каждом конкретном случае моделирования она зависит от целей исследования.

С точки зрения задач и специфики разбирательств важно, что сходство между моделью и оригиналом исключает их тождество (быть тождественным — значит быть тем же самым, быть именно этим, а не другим объектом). Модель — это другой объект, сходный с оригиналом, отображающий его свойства, зафиксированные вещественно, в математической интерпретации либо иным образом. Так, слепок со следа обуви не тождествен самому следу, он является иным объектом, в котором воспроизводятся только некоторые признаки внешнего строения следа, и только по этим признакам слепок сходен со следом. Моделирование с помощью слепка признаков следа позволяет использовать такую модель для розыска оригинала, оставившего след, а затем для его отождествления.

Модель представляет собой определенную систему. Известно, что система рассматривается как «ограниченное множество взаимодействующих элементов», образующих структурное единство и новые свойства, отличные от свойств каждого элемента, взятого в отдельности. Системный подход позволяет констатировать объективный характер связей между моделью и оригиналом, выделить существенные с точки зрения задач расследования типы этих связей, установить закономерности, в силу которых связь между элементами образует целостную систему.

Это положение можно проиллюстрировать на ставшем классическим примере палеонтологической реконструкции, осуществленной известным французским естествоиспытателем Ж. Кювье по костным останкам вымерших животных. «Всякое организованное существо, — писал Ж- Кювье, — образует целое, единую замкнутую систему, части которой соответствуют друг другу... ни одна из частей не мо жет изменяться без того, чтобы не изменилась другая, и, следовательно, каждая из них, взятая в отдельности, указывает и определяет все другие». Эта зависимость имеет характер всеобщей закономерности, присуща любой системе как совокупности взаимосвязанных элементов, образующих единое целое, и нередко используется в расследовании при проведении различных реконструкций.

Моделирование всегда предполагает упрощение. «Простое» — это доступное, понятное, состоящее из незначительного количества элементов, связей и отношений, а иногда и неделимое. «Сложное», наоборот,— это трудное для познания, обладающее большим количеством элементов, связей, разнообразием характеристик. Моделирование обеспечивает создание упрощенного по сравнению с оригиналом объекта (модели). Для модели характерно понижение по сравнению с оригиналом уровня насыщенности информацией, сосредоточение внимания на существенных для данного исследования признаках. Модель проще оригинала, она отвлекается от деталей, частностей и этим помогает решению познавательной задачи. В моделировании, особенно в некоторых его видах (муляжи, макеты, планы места происшествия, схемы), упрощение оказывается существенной чертой, определяющей особенности метода, его применение на практике, оценку результатов и их использование в доказывании.

Криминалистика и следственная практика обязаны учитывать, что упрощение в моделировании имеет положительную и отрицательные стороны. Отвлекаясь от несущественных, второстепенных с точки зрения задач расследования признаков, можно опустить те признаки, которые объективно являются существенными. Например, при реконструкции обстановки на месте происшествия неверно оценивается относимость предметов и их связь с событием преступления не изучается, в результате чего делаются неверные выводы по существу.

Процедура моделирования предполагает преобразование информации в форме ограничения ее разнообразия (отсюда и упрощение как свойство модели), качественного и количественного упорядочения. Модель служит источником новой информации и способом проверки имеющейся. Сходство модели и оригинала по совокупности признаков позволяет использовать модельную информацию для построения выводов об изучаемом объекте-оригинале. Научной основой переноса знаний с модели на оригинал являются теория аналогии и теории подобия. Сама аналогия возможна благодаря относительной устойчивости систем (модель— оригинал), что представляет собой объективное свойство предметов и явлений.

Для некоторых видов моделирования характерна наглядность. Таковы, например, слепки, планы места происшествия, фотоснимки, комбинированные фотопортреты разыскиваемых, вещественные реконструкции, муляжи, макеты и др. Наглядность моделей связана с чувственным восприятием и образным отражением предметов и явлений в сознании. Названные выше модели доступны чувственному восприятию, некоторые из них (слепки, муляжи, реконструкции) можно использовать для проведения экспериментов, измерять, сравнивать друг с другом. Они способствуют уяснению существа изучаемых фактов, оживляют память. Следователи по делам о дорожно-транспортных происшествиях при допросе подозреваемых, потерпевших, свидетелей нередко используют в качестве моделей план-схему дорожно-транспортной ситуации, макеты автомашин, имитируя с их помощью конкретную обстановку. Наглядность такого моделирования помогает участникам события восстановить в памяти его детали.

Моделированию присуща собственная логика развития, образующая структуру этого метода, в которой необходимо выделить:

а) Постановку проблемы, определение задач моделирования. При производстве расследования такими задачами могут быть: проверка версий, показаний обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, розыск подозреваемого, изучение отдельных обстоятельств события. В ходе экспертного исследования —проверка экспертной версии, изучение механизма образования следов, исследование их признаков;

б) Выбор или создание модели. На этом этапе решают, какие признаки существенны с точки зрения задач моделирования и должны быть воспроизведены на модели, удовлетворяют ли они требованиям объективности, полноты, всесторонности расследования или экспертизы, достаточно ли их для получения необходимой информации. Следует уяснить характер закономерностей, которые определяют сходство признаков модели и оригинала. Для каждого вида моделей типичны свои закономерности. Так, для геометрически подобных моделей это будут закономерности геометрического подобия пространственных форм, для реконструкций закономерности структуры, функциональных связей и др. Проверяется, соответствуют ли признаки модели признакам оригинала. От соответствия модели оригиналу по избранным признакам будут зависеть и результаты моделирования;

в) Исследование модели и получение модельной информации может быть проведено различными путями: самим следователем, предъявлением для опознания, постановкой эксперимента, посредством экспертного исследования, с помощью розыскных мероприятий;

г) Оценку результатов моделирования и перенос информации с модели на оригинал по правилам аналогии или подобия. Дополнительно может быть произведена проверка модельной информации другими методами.

Нетрудно заметить, что в каждом из этих элементов прослеживается своя логическая цепочка, обладающая, однако, свойством «замыкать» отдельные звенья общей цепи на основе единства метода исследования, в данном случае — моделирования.

Модели, как правило, используются вместо оригинала, изучение которого по каким-либо причинам невозможно или нецелесообразно.

Следственной практике известны случаи, когда модели используются не вместо оригинала, а наряду с ним (использование слепков со следов на месте происшествия наряду с обнаруженным объектом, оставившим след; использование фотоснимков, схем с одновременным изучением подлинной обстановки; использование объектов-аналогов при предъявлении для опознания наряду с оригиналом). Эта особенность следственной практики влияет на формирование выводов: модель сопоставляется с оригиналом, учитываются сходные признаки и различия, выясняются их причины и в зависимости от этого делается вывод о соответствии модели оригиналу, оценивается доказательственное значение модели, а в опознании—доказательственное значение показаний опознающего.

Создание и изучение моделей способствует прежде всего проверке и получению новой информации. Для расследования типичен эвристический, поисковый характер познания. Это объясняется тем, что фактор времени оказывает свое воздействие на следы преступления, иногда благоприятствует их уничтожению, сокрытию, равно как сокрытию самого правонарушителя и факта преступления. Уничтоженные или поврежденные преступником предметы нельзя изучить непосредственно, прямым наблюдением. Моделирование является единственным методом, обеспечивающим их воссоздание и исследование.

Поиск доказательств порождает трудности, связанные с необходимостью прибегать при расследовании сложных преступлений к розыскным мерам, использовать средства массовой информации (радио, телевидение, печать), обращаться к помощи граждан, общественных организаций, администрации учреждений и предприятий. Так, при отсутствии точных сведений о скрывшемся преступнике по словесным описаниям очевидцев с помощью специальных приемов моделируется внешний облик подозреваемого. Полученная модель используется при розыске правонарушителя.

Модели, обладающие наглядностью, выполняют, кроме того, иллюстративную функцию, служат средством наглядного подтверждения доказываемых положений.

Модели, используемые при проведении следственных действий, являются источником доказательственной информации.

Результаты экспертного моделирования оцениваются экспертом с учетом других методов исследования и образуют неотъемлемую часть общего вывода эксперта.

Моделирование позволяет исследовать и объяснить связи между фактами, в частности связь элементов состава преступления. Реконструкция вещественной обстановки на месте происшествия позволяет установить первоначальное положение объектов, объяснить механизм события или образования отдельных следов, вскрыть связи между действиями преступника и наступившими последствиями. Реконструкция направления полета пули по следам на преградах, через которые она прошла, позволяет изучить связь между этими следами и ориентировочно определить место, откуда был произведен выстрел.

Эксперименты с моделями позволяют выявить причинно-следственные связи, например объяснить причины загорания, случайного выстрела и других явлений. Субъективная сторона состава преступления (психическое отношение человека к общественно опасному деянию и его последствиям в форме умысла или неосторожности) также может быть изучена с помощью моделирования в частности по делам о дорожно-транспортных происшествиях, поджогах, авариях и иных преступлениях.

Моделирование является одним из методов накопления и обработки криминалистической информации, которая концентрируется в различных учетах, используемых в целях розыска и установления преступника. Моделирование применяется и в управлении процессом розыска и расследования, для их наиболее четкой организации на основе взаимодействия органов МВД, прокуратуры, в целях эффективного использования помощи общественности, средств массовой информации.

Связь моделирования с другими методами познания можно проследить на примере осмотра и эксперимента.

При осмотре основными методами получения и исследования доказательственной информации являются наблюдение, измерение, сравнение, анализ и синтез, индуктивные обобщения. Эти методы определяют содержание осмотра, они служат инструментами непосредственного познания лицом обстановки, отдельных предметов, следов, документов. Приемы вещественного (материального) моделирования следов логически завершают приемы их наблюдения, сравнения, измерения. Мысленное, образное моделирование получает внешнее выражение в виде схематических планов места происшествия, зарисовок отдельных объектов. Оно опосредствовано всей системой приемов осмотра, основано на них, на непрерывной оценке информации, на ее аналитико-синтетическом рассмотрении. Наконец, в некоторых случаях в ходе осмотра может быть произведена реконструкция обстановки на месте происшествия. Она базируется на имеющейся информации и широком комплексе познавательных методов, используемых в ходе осмотра.

Несколько иначе выглядит взаимосвязь моделирования с иными познавательными методами при эксперименте. Реконструкция и моделирование, как правило, предшествуют эксперименту, сравнению, измерению, являются условием постановки опытов с целью проверки имеющихся и получения новых доказательств. Большинство следственных экспериментов — это модельные эксперименты хотя бы потому, что они, как правило, проводятся в реконструированной обстановке. Но и в этих случаях моделирование предполагает использование других методов познания, без которых немыслимо создание модели. Будучи созданной, модель подвергается исследованию посредством эксперимента, анализа, синтеза и других методов.

Таким образом, связь моделирования с другими методами — закономерность любого познавательного процесса, проявляющая себя и в расследовании преступлений. При этом наблюдение, сравнение, измерение и другие методы обеспечивают возможность моделирования, которое в свою очередь предопределяет направление и содержание дальнейшего наблюдения, анализа информации, ее оценки.

РЕКОНСТРУКЦИЯ, КАК РАЗНОВИДНОСТЬ МОДЕЛИРОВАНИЯ

Реконструкция привлекает внимание многих отечественных и зарубежных криминалистов, и это понятно: она является одним из методов изучения прошлого, позволяет восстанавливать по отдельным фрагментам картину происшествия. Однако, до тех пор, пока не сложилось устойчивой концепции реконструкции.

Так, В. Л. Васильев трактует реконструкцию как одно из направлений в деятельности следователя. «Реконструктивная деятельность, — пишет он, — это текущий и завершающий анализ всей собранной информации и выдвижение на базе ее анализа и синтеза, специальных знаний версий, объясняющих прошлое событие. С ее помощью следователь до суда проверяет подлинность созданной конструкции. Планирование также есть результат реконструктивной деятельности». В другой работе он пишет: «...нужно определить следствие как «реконструктивную» деятельность потому, что речь идет не о конструировании какого-то будущего самолета, здания, а о реконструкции события прошлого по тем его следам, которые остались в настоящем».

Такая трактовка реконструкции представляет несомненный интерес, но таит в себе возможность двусмысленного толкования самого понятия «восстановление события преступления». Ведь по сути восстановление преступления есть новое преступление. Очевидно, эти двусмысленности необходимо учитывать и правильно объяснять существо и задачи моделирования.

Разработке вопросов следственной: реконструкции уделял внимание Р. С. Белкин, рассматривая ее в качестве одного из приемов расследования. Этот прием состоит в подготовке условий для производства эксперимента и других следственных действий. «Мы реконструируем обстановку, — пишет он, — либо в целях ее последующего осмотра, либо для проведения в созданных условиях следственного эксперимента или опознания тех или иных объектов и т. п. Реконструкция выступает при этом как начальный этап или как условие, тактический прием производства того или иного следственного действия».

В качестве частного приема расследования рассматривают реконструкцию Г. А. Самойлов, М. Б. Вандер, Я. Г. Ципарский, В. В. Куванов, А. А. Леви, А. Р. Ратинов, по нашему мнению, правильно оценивает реконструкцию как один из видов моделирования. Говоря о материальном моделировании, он относит к нему все случаи воспроизведения предметов и явлений, связанных с событием прошлого. «В принципе тот же характер, — пишет он, — носит воссоздание обстановки и условий, в которых происходят либо могли произойти те или иные события. Речь идет о следственном действии, которое в процессуальном законодательстве ряда союзных республик именуется воспроизведением обстановки и обстоятельств события... Такое моделирование иногда именуют реконструкцией места происшествия» (разрядка моя. — И. Л.).

Заслуживает внимания еще один аспект реконструкции в расследовании преступлений, о котором говорится в теории доказательств, — реконструкция хода следственных действий. Иногда возникают сомнения относительно допустимости доказательств в связи с нарушением процессуальных норм их собирания. Одним из способов устранения таких сомнений может быть реконструкция следственных действий. «Допустимость доказательства в этих случаях (при нарушении процессуальных гарантий их достоверности. — И. Л.) связывают с возможностью или невозможностью устранить эти сомнения... Для этого необходимо, во-первых, «реконструировать» с помощью имеющихся и дополнительно собранных доказательств фактический ход следственного (судебного) действия для того, чтобы установить, характеризуют ли отмеченные дефекты его содержание или речь идет лишь о дефектах фиксации его хода и результатов». В этом случае реконструкция рассматривается как метод проверки доказательств и правильности версий.

Значительное внимание следственной реконструкции уделяется зарубежными криминалистами. Так, X. Бек (ГДР), один из первых теоретически обосновавший реконструкцию в расследовании преступлений, пишет; «Реконструкция является одним из многих методов, используемых в целях раскрытия преступления. Она применяется в ходе осмотра, при допросе и иных следственных действиях. Она не заменяет собой все расследование, а является именно одним из методов, используемых в борьбе с преступностью», X. Бек различает общую реконструкцию обстановки на месте происшествия, реконструкцию отдельных обстоятельств, или дополнительную реконструкцию, которая проводится с участием подозреваемого (обвиняемого) или без него для решения частных задач расследования, проверки доказательств.

Е. Штельцер (ГДР) пишет: «Под криминалистической реконструкцией следует понимать один из методов раскрытия и предотвращения преступлений. Этот метод состоит в восстановлении или воспроизведении некоторых обстоятельств или в мысленном воссоздании некоторых релевантных событию фактов (т. е. относящихся к событию. — И. Л.), позволяющих устанавливать и проверять доказательства».

Чешский криминалист Мирослав Выходил посвятил следственной реконструкции большую работу, ряд статей, а также раздел в учебнике криминалистики. М. Выходил рассматривает реконструкцию как особый «метод верификации показаний и других источников доказательств, получающий широкое распространение в практике». Он указывает, что реконструкция — это следственное действие, представляющее собой комплексное воспроизведение обстановки и обстоятельств события.., Оно производится на основании сравнения данных, полученных в процессе расследования, с объективной обстановкой с целью проверки этих данных, а также с целью получения (новых доказательств).

В изданном в ЧССР учебнике криминалистики под редакцией проф. Яна Пещака рассматривается реконструкция места происшествия, отдельных предметов, внешнего облика человека, обстоятельств происшествия.

Как известно, существуют различные взгляды на значение этого метода в расследовании преступлений. Чрезмерно широкое толкование реконструкции как синонима всего расследования вряд ли может быть признано верным. Расследование — это собирание, исследование, проверка и оценка доказательств в предусмотренных законом процессуальных формах для установления обстоятельств события. Цель расследования не воссоздание события, а достижение истины в выводах по делу и подготовка материалов для суда или для принятия иных решений.

Представляется более правильным рассматривать реконструкцию как разновидность моделирования — один из методов познания обстоятельств правонарушения и проверки объективности самого расследования. В этом качестве реконструкция обеспечивает воссоздание связей между элементами, которые в своей совокупности образуют систему, представляющую аналог изучаемого оригинала (предмета, события, ситуации и др.)

Будучи разновидностью моделирования, реконструкция имеет ряд особенностей. Так, в результате материального, а также знакового моделирования создается принципиально новый объект, подобный оригиналу, но являющийся в своей основе другим: слепки со следов, муляжи, макеты, фотоснимки, магнитные записи и киноленты, схемы. В реконструкции иногда сохраняются элементы подлинной обстановки, подлинного предмета. Поэтому лицо, проводящее разбирательство, связан материалом, не свободен в его выборе.

Приемы некоторых реконструкций направлены к тому, чтобы добиться такого отношения между оригиналом (например, первоначальной обстановкой на месте происшествия) и моделью, которое обеспечивало бы сохранность существующих элементов оригинала, включенных в реконструкцию.

Поскольку реконструкция может включать элементы оригинала, необходимо установить их тождество, связь с проверяемым событием, собрать сведения о недостающих элементах, проверить,, насколько верны эти сведения, воссоздать недостающие элементы, мысленно восстановить связи между всеми элементами системы и, наконец, воспроизвести эти связи путем реконструкции.

Следственные действия, в рамках которых осуществляется моделирование, могут быть разделены на две группы: первая — следственные действия, в которых моделирование применяется наряду с другими методами получения доказательственной информации (осмотр, допрос, следственный эксперимент, предъявление для опознания); вторая — следственные действия, структура которых полностью определяется моделированием; оно занимает ведущее положение и диктует специфику действия. Таковы, на наш взгляд, отдельные виды следственной реконструкции, позволяющие ставить вопрос о ее самостоятельном характере как следственного действия.

В следственных действиях первой группы может быть несколько элементов, имеющих процессуальное значение и влияющих на специфику моделирования:

- принятие решения о моделировании, проведение необходимых подготовительных мероприятий, включая обеспечение предусмотренных законом прав и интересов участников уголовного процесса, которые своими советами и действиями могут повлиять на приемы моделирования; принятие мер к сохранению вещественных и иных источников информации, без которых невозможно моделирование; составление плана следственного действия;

- разъяснение участникам следственного действия их прав и обязанностей в процессе моделирования; применение комплекса познавательных приемов по осуществлению моделирования; фиксация процесса и результатов моделирования; оценка результатов моделирования.

Совокупность этих элементов определяет качество следственного действия и безупречность моделирования.

Следственные действия с применением моделирования носят интегративный характер, т. е. объединяют в себе несколько методов познания. Эта черта отчетливо проявляется в ходе осмотра, воспроизведения показаний на месте, допроса, следственного эксперимента. Интегративность предполагает не смешение источников и средств получения доказательственной информации, а такую взаимосвязь познавательных методов, которая в рамках всего расследования обеспечивает полноту, всесторонность и объективность доказательственной информации.

Моделирование — сложный метод познания, он интегрирует в себе наблюдение, сравнение, эксперимент, измерение и другие методы. В то же время он обладает спецификой, которая всегда позволяет отделить его от названных методов и на этом основании четко установить, какая доказательственная информация получена с помощью моделирования, а какая — с помощью других методов познания.

Интеграция и дифференциация методов познания порождают и другое закономерное явление, которое называется в теории доказательств «потоком информации». Следственные действия с использованием моделирования характеризуются несколькими потоками информации: а) потоком информации, образующим основание моделирования (показания, результаты осмотра, документы, другие модели, например фотоснимки, киноленты); б) потоком информации, возникающим в результате изготовления (подбора) и исследования модели путем ее осмотра, эксперимента, экспертизы. Эта информация может быть выражена с помощью знаковых моделей (рисунков, схем, планов), фотоснимков, кинолент, а также зафиксирована словами в протоколе следственного действия. Выделение отдельных потоков информации помогает следователю при оценке доказательств отделить основания моделирования от его результатов, выявить возможные ошибки и устранить их.

СТАТУС НЕКОТОРЫХ ВИДОВ МОДЕЛИРОВАНИЯ

Что представляет собой следственное действие? В теории доказательств следственные действия определяются как «приспособленные к получению и передаче определенного вида информации комплексы познавательных и удостоверительных приемов, операций по собиранию и проверке доказательств, предусмотренные процессуальным законом в виде правил и осуществляемые непосредственно следователем (судом)».

Можно ли следственную реконструкцию безоговорочно и во всех случаях считать только «отдельным тактическим приемом»? Мы со всей определенностью даем на этот вопрос отрицательный ответ.

Следует различать элементарную реконструкцию и сложную. Первая действительно является отдельным тактическим приемом, который используется в ходе эксперимента, обыска, осмотра, предъявления для опознания и сама по себе не изменяет содержания этих следственных действий, так же как элементарный осмотр не изменяет содержания эксперимента, обыска, предъявления для опознания, а составляет один из многих приемов этих следственных действий. Но наряду с элементарными существуют и сложные реконструкции, в структуре которых несколько познавательных методов, но определяющим является моделирование. Сложная реконструкция — это комплекс познавательных средств и методов, включающих в себя множество разнообразных приемов и операций в зависимости от цели, характера объекта (ситуации), который должен быть реконструирован. Такая реконструкция обладает чертами самостоятельного следственного действия.

В основе любой реконструкции (простой или сложной) лежит преобразование информации. Эта процедура предполагает по меньшей мере три этапа: 1) получение информации (ее осмысливание, принятие решения об использовании) 2) воздействие на окружающую среду (изменение объектов, выбор или создание аналогов); 3) изучение результатов воздействия, оценка новой информации.

Первый и третий этапы реконструкции могут быть условно названы «входом» и «выходом» информации, второй — состоит в ее преобразовании. На «входе» возможно слияние нескольких потоков информации: устной, письменной, вещественной. На «выходе» обычно имеет место один главный поток информации — чувственно воспринимаемая информация, полученная в результате изучения и оценки модели. Необходимость разделения нескольких потоков информации, а также сам процесс реконструкции предполагает комплекс операций.

Информационный поток на «входе» и «выходе» может быть неотделим от информационного потока, имеющего другое целевое назначение и другие методы преобразования. Допустим, при предъявлении для опознания свидетель утверждает, что может опознать человека, если он станет к нему правым боком и сделает несколько шагов. Эта информация полностью совпадает с показаниями опознающего и не образует самостоятельного потока, хотя и является основанием для производства элементарной реконструкции — воспроизведения опознаваемым некоторых действий, которые запомнил свидетель. Информация на «выходе» также не будет иметь никакого самостоятельного значения, она полностью сольется с показаниями свидетеля о том, опознал он человека или' нет. В указанном случае не возникает необходимости в особом комплексе операций для производства реконструкции. Она поглотилась приемами предъявления для опознания и не образует самостоятельного доказательства.

Совершенно иначе обстоит дело в случаях, когда по своему содержанию информационный поток на «выходе» приобретает самостоятельное доказательственное значение. Это может быть по крайней мере в четырех случаях: 1. когда необходимо реконструировать обстоятельства события, его ситуацию с участием обвиняемого (подозреваемого, потерпевшего); 2. когда восстанавливается разрушенный объект; 3. когда возникает необходимость в реконструкции первоначальной вещественной обстановки на месте происшествия, для чего требуется подобрать (изготовить) соответствующие объекты, выяснить их признаки и взаимоположение, решить другие вопросы; 4. когда производится моделирование внешнего облика разыскиваемого с применением технических средств криминалистики или с помощью специалиста-художника.

В Полтавской области тракторист Ш., проезжая на тракторном погрузчике по временной полевой дороге в темное время суток и отвлекшись от управления разговором с находившимся в кабине Н., совершил наезд на лежащего на проезжей части дороги М. Проехав несколько метров после наезда, Н. сказал Ш. о том, что на дороге лежал человек и трактор переехал его.

Остановившись и выйдя из кабины, оба увидели окровавленный труп М. Не сообщив о случившемся, они спрятали труп в лесу, засыпав снегом. Место наезда со следами крови Ш. «перепахал» гусеницами трактора. Однако вскоре Ш. был задержан и через некоторое время сознался в содеянном. При воспроизведении обстоятельств события на месте он продемонстрировал, как ехал по дороге, где совершил наезд, как подходил к трупу и в какой позе тот лежал, как он и Н. погрузили труп в ковш автопогрузчика, как «перепахивал» следы наезда. Для реконструкции этой ситуации был изготовлен муляж трупа, с помощью которого Ш. воспроизводил свои действия. В судебном заседании Ш. отказался от данных ранее показаний и заявил, что перед наездом потерпевший якобы лежал в ложбинке, образованной смерзшимся снегом, и поэтому он не мог его видеть и предотвратить наезд. По требованию председательствующего была продемонстрирована кинолента, отснятая при проведении реконструкции. Суд убедился, что никакой ложбинки на месте наезда не было. Ш. мог и обязан был видеть лежащего на дороге человека. В приведенном случае ситуационной реконструкцией решалось несколько задач: проверялось знание обвиняемым места происшествия, уточнялись его показания, но главным, доминирующим моментом было воспроизведение — реконструкция обстановки и обстоятельств наезда и сокрытия следов преступления. В структуре этой реконструкции мы можем выделить подлинные элементы события (обвиняемый - тракторист Ш., участок местности, где произошел наезд, тракторный погрузчик) и модели (воспроизведение самой ситуации, муляж трупа М.). Ясно, что такая реконструкция не может рассматриваться как отдельный тактический прием, она представляет собой самостоятельное следственное действие. В этом следственном действии сочетался ряд тактических приемов, и полученный в результате их применения информационный поток оказался по своему содержанию продуктом реконструкции.

Характер самостоятельного следственного действия, по нашему убеждению, могут иметь и некоторые другие виды реконструкции, в частности реконструкция отдельных предметов.

Приведем пример. На одном из объектов произошел пожар. Сгорело дорогостоящее оборудование, складированное в контейнере. Во время тушения пожара контейнер был разбит, а доски разбросаны по территории объекта. При осмотре места, где располагался контейнер, обнаружили следы керосина. Возникло предположение, что пожар произошел в результате поджога. Чтобы проверить эту версию, провели реконструкцию контейнера. Для этой цели собрали разбросанные по территории объекта доски, тщательно изучили их и сопроводительные документы, в которых описывалась тара. На основании этих данных реконструировали контейнер. Затем был проведен его осмотр, при котором по следам горения установили, что очаг пожара находился внутри контейнера: на его вертикальной стенке и днище следы прогара были глубокими и имели своеобразный рисунок, напоминающий по форме разлившуюся жидкость. Кроме того, на одной из досок контейнера нашли небольшое отверстие от выпавшего сучка. Вокруг этого отверстия также располагались следы прогара. Не исключалось, что керосин был влит в контейнер именно через это отверстие.

В приведенном примере информация на «входе» состояла из нескольких потоков, каждый из которых отчетливо просматривался: протокол осмотра места происшествия, документация об упаковке оборудования, результаты осмотра досок, из которых состоял контейнер. Преобразование этой информации было достигнуто только посредством реконструкции первоначального состояния контейнера, в результате чего был получен на «выходе» вполне самостоятельный поток информации. Осмотр контейнера и выявление следов прогара относительно реконструкции — это уже другое следственное действие. Если реконструкция контейнера обеспечила воссоздание источника информации, то осмотр обеспечил получение новой информации. В последующем реконструированный контейнер был направлен на пожарно-техническую экспертизу, которая дала заключение о причинах загорания.

Такая реконструкция не может рассматриваться как отдельный тактический прием и не образует составной части другого следственного действия. Приемы осмотра полностью зависели от результатов реконструкции.

В ряде случаев характер самостоятельного следственного действия может иметь восстановление первоначальной вещественной обстановки на месте происшествия. Обратимся к следственной практике.

Ночью на стоянке колонны автомашин произошел пожар: три автомашины сгорели полностью, девять оказались поврежденными. После ликвидации пожара был произведен осмотр места происшествия, однако каких-либо существенных данных для установления причин загорания собрать не удалось, так как порядок расположения автомашин оказался нарушенным. Было принято решение произвести реконструкцию первоначального расположения автомашин. Предварительно опросили шоферов, диспетчера, изучили служебную документацию. На основании полученных сведений реконструировали расположение автомашин, которое они занимали до пожара. После этого был проведен повторный осмотр. Выяснилось, что очаг наиболее интенсивного горения находился в середине ряда автомашин, в центре площадки, в ее наиболее низком месте, где скопился вытекавший из машин бензин. Чтобы исследовать признаки горения, пришлось произвести и реконструкцию сгоревших автомашин. Все это позволило установить, что автомашины начинали гореть снизу, с покрышек колес, поврежденными оказались бензобаки. При их осмотре обнаружили, что пробки отстойников были вывинчены последовательно слева направо через одну-две автомашины. Все это убеждало в правильности версии о поджоге.

Смысл реконструкции, ее назначение — воссоздать объект, ситуацию и на этой основе выявить новые, неизвестные следователю признаки (свойства). Изучение выявленных признаков дает новую по сравнению с имеющейся информацию (доски разбитого контейнера не несли той информации, которую получил следователь после реконструкции контейнера). Если бы модель не несла новой информации, метод моделирования потерял бы свой смысл, свое познавательное значение.

Реконструкция преследует цель воссоздать источник доказательственной информации. Это отнюдь не второстепенная задача. Появление в орбите расследования нового источника доказательственной информации должно быть обосновано. Суд и участники процесса должны знать, как возник этот источник, надежен ли он, можно ли ему доверять, для того чтобы строить обвинение на основе фактических данных, полученных из этого источника. Новый источник доказательственной информации может подвергнуться различным исследованиям: его можно осмотреть, предъявить для опознания, провести относительно него допрос, сфотографировать, зарисовать, описать, поставить эксперимент, провести экспертные исследования. Все эти действия представляют собой способы изучения нового источника доказательственной информации. Без этих способов сам по себе источник информации нем, информация находится в нем в скрытом виде, ее надо извлечь. Поэтому было бы ошибкой противопоставлять источник информации способам ее собирания, исследования, оценки и утверждать, что «реконструкция сама по себе ничего не дает». Само по себе место происшествия или орудие преступления тоже ничего не дают, хотя и являются источником информации, которая может быть установлена путем осмотра. Реконструкция необходима постольку, поскольку необходимы ее материальные результаты, которые служат источником информации, а получена эта информация может быть различными путями — осмотром или иным способом.

Может возникнуть вопрос: не охватывается ли реконструкция рамками осмотра, следственного эксперимента или иного действия, методами которого затем исследуется реконструированный объект (обстановка на месте происшествия)? Мы уже частично ответили на этот вопрос: да, охватывается в тех случаях, когда не возникает нового источника информации, когда происходит либо частичное видоизменение существующего источника, либо новый источник информации неотделим от своего первоисточника. Так, графическая реконструкция предмета (ножа, похищенной вещи и т. д.) неотделима от показаний, является выражением мысленного образа. В этом случае имеет место единый информационный поток.

Но как только возникает задача обнаружить новый источник информации на основании слияния различных информационных потоков, так эта задача вступает в противоречие с соответствующим следственным действием — осмотром, следственным экспериментом, предъявлением для опознания, допросом, которые не имеют целью создание новых источников информации. Новая процессуальная задача — создание самостоятельного источника информации — требует и нового процессуального режима его осуществления, гарантирующего установление истины по уголовному делу.

Нельзя обезличивать процессуальный режим собирания доказательств. Это приводит к тому, что нарушается один из принципов теории доказательств о недопустимости смешения различных следственных действий. Если реконструкция, результаты которой обладают самостоятельным доказательственным значением, растворяется в рамках осмотра, происходит именно такое смешение следственных действий, что ведет к нарушению принципов социалистической законности, лишает следствие и суд дополнительного способа получения и исследования доказательств.

На определенном этапе становления уголовного процесса и криминалистики моделирование ограничивалось рамками осмотра. Затем оно нашло применение в следственном эксперименте, предъявлении для опознания, проверке и уточнении показаний на месте. Это закономерный процесс. Объясняется он различными причинами: сравнительно недавним распространением данного метода познания в следственной практике, недостаточным его изучением, наличием спорных, нерешенных вопросов законодательной регламентации и др. Вследствие этих причин процессуальный статуc некоторых видов моделирования, и в частности реконструкции, пока не определен.

Для следственной реконструкции, в результате которой возникает такой источник информации и которая потому имеет значение самостоятельного следственного действия, характерен процессуальный режим, элементами которого являются: самостоятельная процессуальная задача, специальный порядок се осуществления, круг участников, непрерывность, процессуальная форма реализации и закрепления результатов. Рассмотрим эту структуру.

Подобно любому следственному действию, в следственной реконструкции мы обнаруживаем четыре основных этапа. Первый, подготовительный, включает в себя: решение о производстве реконструкции, оценку ее необходимости, определение места, времени, участников реконструкции, подбор технических средств, определение способов фиксации. Второй — обеспечивающий. На этом этапе участникам реконструкции разъясняются их права и обязанности. Третий — познавательный. Он включает в себя комплекс операций по осуществлению За самой реконструкции. Четвертый — удостоверительный или завершающий, на котором фиксируется ход и результаты реконструкции.

Регламентация реконструкции в качестве самостоятельного следственного действия обеспечила бы ей стабильные условия, соблюдение законных интересов и прав участников процесса (например, право знать, на основе чего, кем, где, как была проведена реконструкция, каковы ее результаты, как они использованы в доказывании), гарантировала бы достоверность источников доказательственной информации, которой является реконструированный объект или ситуация, а также полноту и точность фиксации реконструкции в соответствующих процессуальных актах.

ПРИЕМЫ И ОЦЕНКА МОДЕЛИРОВАНИЯ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

С нашей точки зрения, значение самостоятельного следственного действия, как уже отмечалось, имеет моделирование в виде: воспроизведения обстоятельств и обстановки события обвиняемым (потерпевшим, свидетелем) на месте происшествия, ситуационная реконструкция, реконструкция вещественной обстановки на месте происшествия, моделирование отдельных предметов.

Опираясь на созданную в криминалистике теорию такого следственного действия, как воспроизведение обстановки и обстоятельств события, можно констатировать, что оно осуществляется: а) посредством воспроизведения на месте происшествия обвиняемым (свидетелем, потерпевшим) криминальной ситуации в виде рассказа и демонстрации некоторых действий (простое воспроизведение); б) посредством воспроизведения обвиняемым криминальной ситуации с применением дополнительного моделирования (сложное воспроизведение ситуации). Рассмотрим основные тактические условия и приемы осуществления второго варианта этого действия.

Тактические условия сложной реконструкции криминальной ситуации с участием подозреваемого включают:

а) Исследование оснований реконструкции — документальных данных, показаний свидетелей, потерпевших, обвиняемого (подозреваемого), фотоснимков, планов, схем, кинолент. Особое значение приобретает их полнота. Наличие достоверных данных позволяет надежнее реконструировать всю систему, неполные или неточные данные осложняют реконструкцию, уменьшают степень ее вероятности. Практически это означает, что следователь, готовясь к сложной реконструкции криминальной ситуации, обязан подробно допросить обвиняемого и выяснить: в какой обстановке совершалось преступление, где и какие предметы располагались, их отличительные признаки, какие действия и в какой последовательности производил обвиняемый, в частности как он подошел к месту преступления, каких предметов касался, перемещал ли их, зачем это делалось, куда удалился с места происшествия и др. Показания обвиняемого сопоставляются с показаниями свидетелей, потерпевшего, протоколом осмотра места происшествия, фотоснимками и другими данными;

б) Изучение обстановки на месте, где предполагается реконструкция ситуации. Необходимо выяснить, какие изменения произошли в обстановке после совершения преступления, сопоставить их с показаниями обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, другими материалами. Характер изменений может быть зафиксирован с помощью фотографирования или видеозаписи, отображен на схематическом плане;

в) Для производства реконструкции необходимо знать характер закономерных связей между элементами системы как целого со всеми присущими ей чертами (свойствами). Знание этих связей может быть различным: на уровне документального описания, показаний свидетелей, приблизительных обобщений и версий. Включаясь в процесс реконструкции, это знание определяет ее полноту и соответствие результатов объективной действительности;

г) Принятие решения о содержании реконструкции, составление плана ее проведения;

д) Саму реконструкцию. Ее осуществляет подозреваемый, она служит средством проверки его показаний, обязывая лицо, проводящее разбирательство, тщательно сопоставлять весь процесс реконструкции в реальной обстановке и ее результаты с фактическими данными по делу и собственными версиями. Если результаты реконструкции противоречат фактическим данным, лицо вправе выяснить, почему это произошло: допустил ли подозреваемый случайную или преднамеренную ошибку либо вводит следствие в заблуждение по незнанию действительных обстоятельств события, к которому он не причастен. Нередко реконструкция оказывается средством разоблачения ложных показаний подозреваемого.

Если по делу привлечено к ответственности несколько подозреваемых, каждый из них проводит реконструкцию самостоятельно. Задача следователя состоит в том, чтобы оценить результаты каждой реконструкции и сделать правильное заключение.

Реконструкция с участием подозреваемого проводится: с помощью подлинных предметов или их аналогов, трафаретов, заменяющих реальные предметы, муляжей, с участием потерпевших и свидетелей. Рассмотрим эти приемы.

Реконструкция обстановки на месте происшествия с помощью подлинных предметов или их аналогов может быть произведена в тех случаях, когда со времени происшествия обстановка изменилась. Реконструкцию проводит лицо, чьи показания проверяются на месте происшествия, или по его указанию другие лица. Для реконструкции используются объекты-оригиналы, а при их отсутствии — аналогичные.

Возможны случаи, когда реконструкция обстановки с помощью подлинных предметов осуществляется потерпевшими.

К. в пьяном состоянии беспричинно придрался к трем электромонтерам — Н., П. и Ю., ремонтировавшим городскую электропроводку. Угрожая им убийством, он произвел в них выстрел из охотничьего ружья. Рабочие задержали хулигана. В процессе расследования при осмотре автомашины ГАЗ-51, на которой находились потерпевшие, были обнаружены следы попадания дробового заряда, а в кабине и в ее обшивке— несколько дробин. По показаниям потерпевших и при их непосредственном участии была произведена реконструкция обстановки: автомашина поставлена на то место, где она находилась в момент совершения преступления; обозначено место, где стоял К. (в четырех метрах от кабины); потерпевшие показали, где они находились, и рассказали о всех обстоятельствах события.

Результаты реконструкции были зафиксированы в протоколе (осмотра) и на фотоснимках. Для исследования обстоятельств выстрела эксперту-криминалисту наряду с вещественными доказательствами представили протокол и фотоснимки реконструированной обстановки, которые помогли правильно ответить на поставленные следователем вопросы.

В ряде случаев реконструкция обстановки может быть проведена с использованием трафаретов или других условных знаков, обозначающих отдельные предметы. Таким приемом достигается главная цель следственного действия — проверка знания обвиняемым фактической обстановки на месте происшествия. Вещественная модель самой обстановки при этом не имеет значения, так как целью следственного действия является не обнаружение новых следов, не постановка следственного эксперимента, не предъявление для опознания, а воспроизведение обвиняемым первоначального расположения предметов. Чтобы осуществить такую реконструкцию, предварительно из помещения вы носятся все предметы и изготавливаются заменяющие их трафареты. После этого приглашается обвиняемый, которому предлагают реконструировать обстановку, используя для этого трафареты. Попутно заметим, что с помощью такой реконструкции проверяются показания обвиняемого.

Реконструкция обстановки и обстоятельств события с использованием муляжей применяется при проверке показаний на месте в том случае, когда возникает необходимость показать на муляже, как действовал обвиняемый. На муляже воспроизводят такие признаки, как форма тела, его вес, характер одежды. Этого, как правило, достаточно для проверки показаний на месте и демонстрации обвиняемым своих действий.

В одном из заброшенных шурфов шахты были обнаружены трупы П. и М. Следствие установило, что убийство совершено Н. и В. Для проверки их показаний на месте происшествия были использованы два муляжа из витрины магазина, изготовлена крышка шурфа, аналогичная оригиналу. С помощью этих моделей Н. и В. продемонстрировали свои действия при убийстве, показали, как переносили и сбрасывали трупы в шурф. К сожалению, в протоколе не было указано, на основе каких данных изготавливались модель крышки шурфа и муляжи, хотя очевидно, что эти данные имели немаловажное значение, ибо размер крышки шурфа, способ ее крепления могли повлиять на характер телесных повреждений и повреждений одежды.

Реконструкция обстановки с участием потерпевших и свидетелей. В процессе расследования разбойных нападений были задержаны трое подозреваемых — Ш. и братья С. Тщательное исследование обстоятельств нападения потребовало применить моделирование в виде сложного воспроизведения ситуации на месте происшествия. Ко времени расследования обстановка в доме изменилась. Следователь изучил характер изменений и на основе полученных данных произвел реконструкцию: все предметы были размещены там, где они находились в момент совершения преступления, потерпевших попросили занять те места, где они находились при нападении, а на улице занял место свидетель К., который был в этом районе в момент разбойного нападения. Ш., показав путь следования с братьями С, вошел в дом и, узнав потерпевших, заявил, что именно эти лица и именно там, где они находятся сейчас, находились в момент совершения преступления. Далее он рассказал о действиях преступной группы и продемонстрировал (воспроизвел) свои действия. При выходе из помещения Ш. заметил свидетеля К., узнал его и заявил, что именно этого человека он видел у дома после разбойного нападения, вспомнил, что свидетель был с портфелем, описал его признаки.

При подготовке и проведении реконструкции обстановки на месте происшествия без участия обвиняемого необходимо соблюдать указанные выше тактические условия, обратив при этом внимание на изучение и оценку фактических данных, по которым предполагается реконструкция. При этом надо иметь в виду, что в отличие от реконструкции с участием обвиняемого центр тяжести здесь переносится на воссоздание самим следователем первоначальной обстановки на месте происшествия. Следует как можно быстрее обнаружить несоответствия реконструкции фактическим данным и выяснить их причину.

При подготовке к реконструкции необходимо выяснить, почему, в силу каких причин произведены изменения в обстановке на месте происшествия или в отдельных предметах. Такая информация способствует поиску дополнительных свидетелей, устранению противоречий, построению правильных версий, объясняющих первоначальное состояние обстановки и отдельных предметов.

До начала реконструкции следователю целесообразно побывать на месте будущей реконструкции, удостовериться, произошли ли там какие-либо изменения, требующие дополнительных работ, определить, в какое время целесообразнее осуществлять реконструкцию с учетом специфики места (участок шоссе или железной дороги, улица, магазин, база, квартира, дача и т. д.), как обеспечить порядок при производстве реконструкции и пр.

После завершения всей подготовительной работы, следует приступать к производству реконструкции. Реконструкцию желательно проводить по этапам. На первом этапе следует информировать участников реконструкции о ее содержании и задачах, удостовериться в наличии и готовности специальных технических средств, оборудования, предметов-аналогов, средств фиксации, определить порядок и очередность производства отдельных действий. На втором этапе воспроизводится обстановка на месте происшествия или отдельные предметы. Эти действия необходимо фиксировать на видео и с помощью фотосъемки. Реконструкцию осуществляет один человек; для трудоемких работ привлекаются подсобные силы (например, для перемещения грунта, транспортных средств, муляжей, предметов домашней обстановки и т. п.); он осуществляет руководство этими действиями, следит за правильностью реконструкции. На третьем, завершающем этапе проверяется соответствие результатов реконструкции первоначальному состоянию обстановки или отдельных предметов. Если возникает необходимость, то осуществляются другие варианты реконструкции соответственно принятым при подготовке решениям.

После производства реконструкции в восстановленной обстановке может быть произведен повторный осмотр места происшествия.

Рассмотрим конкретный пример. Водитель автомобиля. «Волга» П. в нетрезвом состоянии сбил в селе Большие Поляны Ленинградской области Б. Потерпевший, не приходя в сознание, скончался. Обвиняемый отрицал свою вину, утверждая, что он не видел потерпевшего. Поскольку первичный осмотр места происшествия был произведен поверхностно и в материалах были существенные противоречия, суд вернул дело на доследование, предложив восстановить обстановку на месте происшествия и выяснить при этом ряд обстоятельств. Реконструкция была произведена на основе тщательного изучения показаний 13 свидетелей, протокола первичного осмотра и схемы дорожно-транспортного происшествия. Руководствуясь этими материалами, следователь на месте происшествия воспроизвел первичное положение осколков фарного стекла, обозначив места их нахождения мелом, таким же образом обозначил следы торможения, отметил положение обуви потерпевшего, его кепки, пятен крови на дороге. Реконструированная обстановка была подробно описана в протоколе, сфотографирована, отражена на плане-схеме. Все эти материалы были приобщены к уголовному делу и направлены на автотехническую экспертизу для решения вопроса о скорости движения автомашины до и после наезда, о механизме ее столкновения с потерпевшим.

Указанное следственное действие было проведено и оформлено как следственный эксперимент в соответствии с УПК, однако никаких экспериментальных действий следователь не производил. Он восстановил обстановку на месте происшествия не для того, чтобы ставить опыты, а для того, чтобы посредством экспертизы исследовать не выясненные ранее обстоятельства. Реконструкция имела характер вполне самостоятельного действия, породившего определенный юридический факт, каким оказалась воспроизведенная на месте происшествия обстановка. Она явилась новым источником доказательственной информации, позволила установить ранее не выясненные обстоятельства и в конечном итоге достигнуть истины.

В приведенном примере есть все признаки самостоятельного следственного действия как способа получения и проверки доказательств по уголовному делу: а) наличие основания для его производства; б) конкретное место и время проведения; в) участие следователя и понятых; г) обеспечение законных интересов и прав участников процесса; д) фиксация хода и результатов следственного действия, что обеспечило сохранность и последующее использование доказательственной информации.

Интересный опыт реконструкции обстановки с использованием подлинных предметов описан А. Ваксбергом по делу об убийстве Лазаревой. Первоначально существовала версия, что Лазарева повесилась, прикрепив шнур к крюку для люстры. «Если Лазарева самоубийца,— пишет А. Ваксберг,—то прикрепить его (шнур) могла только она сама. Высота потолка в комнате Лазаревой достигает трех с половиной метров. Значит, надо узнать ее рост и высоту мебели, с помощью которой Лазарева могла дотянуться до потолка. Узнать рост — дело одной минуты: в протоколе такие данные есть. Но как измерить стол и стулья, если они исчезли? Их надо найти — без этого любой вывод следователя будет уязвим. Находят стол. Находят стулья. Находят всю мебель. Всю — до единого предмета. Соседи и знакомые подтверждают, что это та самая мебель, которая стояла в комнате Лазаревой в день ее смерти. Измеряется высота каждого предмета с точностью до сантиметра», потому что «прежде всего надо восстановить вплоть до мельчайших деталей, какой вид имела комната в момент, когда Стулов позвал соседей на помощь».

Реконструкция обстановки в комнате потерпевшей позволила выяснить ряд существенных обстоятельств события, изучить спорные вопросы, поставить эксперименты и в конечном итоге построить новую версию о том, что Лазарева не покончила жизнь самоубийством, а была убита с последующей инсценировкой самоубийства. Эта версия оказалась правильной.

Реконструкция по делу об убийстве Лазаревой также имеет черты самостоятельного действия: ясно поставленную цель — восстановить обстановку в квартире; наличие самостоятельных оснований и особых источников информации, которые пришлось разыскивать, изучать, убеждаться в их подлинности; специфические приемы проведения, свойственные только реконструкции и никакому другому действию; получение принципиально нового источника доказательственной информации.

Характер самостоятельного следственного действия может иметь реконструкция обстановки на месте происшествия для последующего допроса обвиняемого, потерпевшего, свидетелей. Такая реконструкция осуществляется в соответствии с указанными выше условиями и обязательно в присутствии понятых.

Приемы реконструкции отдельных предметов. В этих случаях необходимо: а) выяснить значимость предмета, подвергшегося разрушению, его роль в изучаемом событии (относимость к делу); б) установить причины и конкретное содержание изменений, которым подвергся предмет; в) определить, в чем должна состоять реконструкция, кто, где, в какое время должен ее осуществить, какие для этого потребуются специалисты и технические средства; г) реконструировать предмет; д) зафиксировать ход и результаты этого действия; е) дать оценку реконструированному объекту с точки зрения его соответствия первоначальному состоянию и доказательственной роли; ж) определить пути дальнейшего использования результатов реконструкции в доказывании.

В практике имеют место случаи реконструкции отдельных предметов, выполненной специалистами. Показателен такой факт. Ночью неизвестные преступники проникли в строительную контору, убили сторожей Г. и И. и пытались взломать сейф, где хранилась крупная сумма денег. Убийство было совершено путем нанесения ударов твердым тупым предметом. На месте происшествия были обнаружены части разбитого приклада огнестрельного оружия, металлическое кольцо с вытесненным на нем номером, видимо, принадлежащее этому же экземпляру оружия, и два малокалиберных патрона. Определить тип оружия по его остаткам оперативные работники не смогли. Эксперты научно-исследовательского института судебных экспертиз, куда были направлены части приклада и кольцо, также не смогли ответить на вопрос, какому типу оружия они принадлежат. Пригласили в качестве консультанта капитана запаса Ф. А. Сибирчука, долгое время работавшего военным техником и хорошо знавшего оружие. Ф. А. Сибирчук внимательно осмотрел найденное и пояснил, что, по его мнению, это части отечественного малокалиберного карабина спортивного типа с подачей десяти патронов через приклад и разъемным стволом. Кольцо — это соединительная муфта. После этого по просьбе следователя Ф. А. Сибирчук произвел графическую реконструкцию оружия, используя для этого найденные части. На большом листе бумаги он нарисовал карабин. Рисунок сопоставили со справочником охотничьего и спортивного оружия. В нем подобное оружие названо семизарядным карабином «Спорт» выпуска 1946 года. Однако на фотографии в справочнике отсутствовала муфта, подобная обнаруженной на месте происшествия, и не был указан завод-изготовитель. Для установления типа оружия в Москву, Тулу, Ижевск были направлены сотрудники уголовного розыска с рисунком карабина. В ходе поиска удалось разыскать самого конструктора карабина. По рисунку он сразу узнал карабин и рассказал, что это оружие было выпущено в 1946 году небольшой партией, а затем снято с производства. Конструктор посоветовал искать оружие где-либо в коллекциях. И этот совет оправдался: в музее были найдены два экземпляра карабина «Спорт». Один из них показали активу общественности и охотникам. Присутствующие тщательно осмотрели карабин, были ориентированы о случившемся, о розыске преступника и орудия преступления. В этот же день примерно в 23 часа заместителя начальника отдела уголовного розыска города позвонил некто Сыромятников и сообщил, что он видел подобный карабин у токаря П., когда тот стрелял на территории базы в бродячих собак. Во время обыска на квартире П. обнаружили два охотничьих ружья. Одно было зарегистрировано на его имя, а другое хранилось без разрешения. Были обнаружены также 500 патронов к этим ружьям и 500 малокалиберных патронов, охотничий нож. На допросе следователь ознакомил П. с показаниями Сыромятникова, проведенной реконструкцией и показал ему доставленный из музея карабин «Спорт». П. дал показания о том, что имел такой карабин, но передал его своему товарищу Ш. Причастность к совершению преступления П. отрицал.

Ш. был задержан. При его допросе следователь использовал показания П., обломки карабина, найденные на месте происшествия, целый карабин и другие улики. В результате Ш. признался в том, что он совместно с П. совершил убийство сторожей Г. и И., и показал тайник на рабочем месте, где хранились обломки карабина «Спорт», которым наносились удары потерпевшим. Эти обломки Ш. взял с собой, скрываясь с места происшествия. Криминалистическая экспертиза по обломкам карабина произвела его реконструкцию, которая, в частности, подтвердила правильность первоначальной графической реконструкции, произведенной Ф. А. Сибирчуком.

Реконструируя карабин «Спорт», специалист опирался на знание закономерностей связей между элементами системы, образующей типовой объект — карабин «Спорт». Наличие даже двух частей позволило специалисту мысленно восстановить другие элементы, представив их как нечто целое и выразив это представление в форме графической реконструкции.

Весьма показательно, как включались результаты реконструкции карабина в процесс доказывания по делу. Первоначально они были сопоставлены со справочными материалами, затем использованы для поиска модели-аналога. Когда модель была найдена, было произведено ее тщательное изучение и сопоставление с реконструкцией, а также вещественными доказательствами— частями карабина, обнаруженными на месте происшествия. Только убедившись в том, что модель-аналог карабина соответствует всем признакам искомого объекта, ее включили в дальнейшее расследование И изобличение виновных в совершении преступления. При этом очень высокая степень вероятности графической реконструкции, сделанной специалистом, позволила использовать объект-аналог (карабин из музея) в качестве улики при допросе подозреваемых. Окончательно вопрос о значении реконструкции был решен после криминалистической экспертизы, реконструировавшей карабин — вещественное доказательство.

По нашему убеждению, графическая реконструкция карабина специалистом имела черты самостоятельного действия. Но в силу отсутствия в законе указаний на такое действие следователь поступил правильно, оформив реконструкцию как допрос специалиста и приложив к протоколу допроса рисунок карабина.

ПРИЕМЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ДРУГИХ СЛЕДСТВЕННЫХ И РОЗЫСКНЫХ ДЕЙСТВИИ

Криминалистические приемы моделирования при производстве следственного осмотра. Моделирование при производстве следственного осмотра осуществляется посредством изготовления слепков с различных следов, составления схем-планов, фотографирования, видеозаписи. Эти приемы подробно описаны в криминалистической литературе. Мы рассмотрим приемы реконструкции обстановки и баллистической реконструкции, осуществляемой в ходе осмотра.

Реконструкция обстановки поглощается осмотром только тогда, когда ее результаты не выходят за рамки задач осмотра и не образуют самостоятельного источника доказательственной информации.

Так, по делам о кражах, дорожно-транспортных происшествиях в ходе осмотра иногда становится ясно, что в обстановке на месте происшествия произведены некоторые, сравнительно небольшие изменения, например передвинута автомашина, перенесен труп потерпевшего, изменено первоначальное положение стола, стульев и других предметов. В этих случаях следователь проводит необходимую реконструкцию, восстанавливая первоначальное положение предметов. При этом следует иметь в виду следующие рекомендации:

а) во всех случаях до начала реконструкции должен быть произведен осмотр места происшествия и отдельных предметов и зафиксировано их положение в протоколе осмотра, на плане, а также с помощью фотосъемки (видеосъемки);

б) затем путем опроса свидетелей (потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого) выясняется, какие изменения и в силу каких причин произведены на месте происшествия или в отдельных предметах; объяснения фиксируются в протоколе осмотра;

в) выяснив характер изменений в обстановке, следователь производит ее реконструкцию. Содержание реконструкции отмечается в протоколе осмотра. Вот пример такой записи: «...участвующие в осмотре места происшествия К- и Ж- показали, что они обнаружили потерпевшего — гражданина Е. на полу около зеркального шкафа; одно из кресел было опрокинуто ножками вверх у тахты, в левом углу комнаты; другое кресло находилось на кровати поверх скомканного покрывала, ножками на подушке. В связи с необходимостью оказать помощь потерпевшему оба кресла были поставлены на пол около стола. С учетом этих показаний была произведена реконструкция первоначальной обстановки: по указанию свидетелей одно кресло было перевернуто и положено на пол возле тахты, другое — на кровать поверх скомканного покрывала. Когда обстановку реконструировали, было произведено повторное фотографирование и составлен новый план-схема расположения предметов в комнате, после чего произведен тщательный осмотр, в результате которого установлено...»;

г) если производство реконструкции требует специальных познаний, например по делам о дорожно-транспортных происшествиях, то приглашается специалист, в протоколе фиксируется, что именно сделано специалистом в ходе реконструкции;

д) в протокол осмотра включаются замечания участников осмотра относительно содержания и результатов реконструкции. Запись по этому поводу может выглядеть так: «...участники осмотра ознакомились с результатами реконструкции места происшествия и заявили, что она произведена в соответствии с их показаниями, а ее результаты соответствуют первоначальному положению и состоянию предметов на месте происшествия».

Современные технические средства обеспечивают точность фиксации обстановки и следов на месте происшествия, что в последующем помогает произвести реконструкцию и повторный осмотра.

Баллистическая реконструкция проводится для того, чтобы выяснить направление полета пули или иного снаряда, место нахождения стрелявшего или потерпевшего, а также некоторые другие баллистические данные.

Укажем тактические правила, которые необходимо при этом соблюдать. Прежде всего надлежит изучить следы выстрела на месте происшествия, расположение и наличие пробоин на преградах, характер пробоин, повреждения на теле и одежде потерпевшего, в частности направление раневого канала, расположение пуль и гильз на месте происшествия, а также их состояние, деформацию и другие признаки. Эти данные могут быть получены в результате осмотра места происшествия, трупа, вещественных доказательств, опроса свидетелей и потерпевших.

Затем формулируется цель реконструкции и решается, как она должна быть осуществлена, кто должен принять в ней участие, какие технические средства необходимы для производства работ. Нередки случаи, когда баллистическая реконструкция на месте происшествия образует начальный этап криминалистической экспертизы. В связи с этим для производства реконструкции целесообразно пригласить специалиста-криминалиста. Сама реконструкция может быть произведена с использованием простейших технических приспособлений— ниток, бумажной трубки, фотоаппарата, геодезических инструментов.

Если, например, снарядом пробита преграда (стекла оконных рам), сквозь отверстие пропускают бумажную трубку и через нее визуально устанавливают вероятное место стрелявшего. Для визирования может быть применен шпагат или нитка, которые натягиваются между пробоинами. Направление шпагата будет представлять собой реконструкцию полета снаряда на определенном отрезке траектории. Визуальное продолжение этой траектории позволит установить место, откуда был произведен выстрел.

Ход и результаты реконструкции описываются в протоколе осмотра места происшествия. При этом обязательно составляется схематический план реконструированной траектории снаряда. К протоколу приобщаются фотоснимки.

Моделирование при производстве следственного эксперимента имеет целью воссоздание условий для постановки опытов. Чаще всего оно осуществляется в виде реконструкции обстановки путем подбора объектов-аналогов, изготовления муляжей. Содержание и приемы моделирования определяются: целью следственного эксперимента, особенностями места, где должны быть поставлены опыты, характером изменений, происшедших на месте преступления, наличием необходимых для следственного эксперимента объектов.

Реконструкция обстановки при эксперименте может быть классифицирована по двум основаниям: в зависимости от характера и целей следственного эксперимента и в зависимости от способов осуществления реконструкции. Первый род реконструкции имеет несколько разновидностей: реконструкция условий видимости и слышимости для проверки данных о восприятии определенных обстоятельств; реконструкция условий, в которых совершаются определенные действия. Она проводится посредством полного или частичного восстановления обстановки. Так, по делу о нанесении телесных повреждений сторожу П. свидетель К. утверждал, что видел, как обвиняемый А. остановил сторожа П. у металлического забора и ударил несколько раз кулаком в лицо, после чего П. упал. Для проверки показаний свидетеля и потерпевшего было проведено четыре следственных эксперимента, и все они убеждали, что с места, где находился К., при описанных им условиях на фоне темного забора, освещенного лампочкой в 50 ватт, видны только контуры фигур, но не движения рук. Однако свидетель продолжал настаивать на своих показаниях.

В ходе пятого эксперимента выяснилось, что забор недавно покрасили темно-зеленой краской, а в момент происшествия он был светлым. Следователь немедленно произвел реконструкцию: участок забора, примыкавший к месту происшествия, был закрыт листами оцинкованного железа; на этом светлом фоне можно было четко видеть все движения людей.

Моделирование целесообразно классифицировать в зависимости от способов осуществления:

а) реконструкция обстановки с использованием подлинных предметов, положение которых изменилось со времени происшествия. Такова реконструкция по делам о дорожно-транспортных происшествиях, когда для производства следственного эксперимента на видимость потребуется, например, переместить транспортные средства с одного участка улицы на другой и в реконструированной обстановке ставить опыты, проверяя показания об условиях видимости;

б) реконструкция посредством подбора предметов-аналогов. Эта реконструкция возможна в двух вариантах: во-первых, на месте происшествия, где изменилась обстановка, но восстановить ее с использованием подлинных предметов не представляется возможным. Так, по делу о наезде водителем Б. на мальчика в поселке Усиково через год после этого события потребовалось произвести следственный эксперимент для проверки показаний обвиняемого. Со времени наезда обстановка на месте существенно изменилась: чтобы избегнуть несчастных случаев, у поворота шоссейной дороги спилили дерево и выкорчевали кусты, которые препятствовали обзору. В связи с этим была произведена реконструкция, которая состояла в том, что на место вырытых кустов временно поместили аналогичные по высоте и плотности кусты, а рядом с пеньком срубленной березы поместили макет ее ствола. В реконструированной таким образом обстановке проверили условия видимости и установили, что водитель Б. действительно не мог видеть скрытого кустами мальчика; во-вторых, реконструкция обстановки безотносительно к месту происшествия. Она проводится, когда для опытов не имеет значения, где они будут проведены;

в) реконструкция с участием человека. Нередко для производства следственных экспериментов требуется восстановить положение человека в определенной ситуации: в жилой комнате, магазине, на производственном участке, на улице. В зависимости от целей и содержания опытов эта реконструкция может быть осуществлена с помощью участников исследуемого события или других лиц, вполне заменяющих их по существенным с точки зрения задач расследования признакам.

Так, по делу о наезде автомашины на колонну учащихся реконструкция состояла в том, что на проезжую часть улицы была выведена группа учащихся ПТУ и построена на осевой линии в аналогичную колонну. На расстоянии пяти метров от колонны впереди и сзади расположили сопровождающих с флажками, затем измерили расстояние между колонной и автомашиной и поставили опыты на видимость. В данном случае важно было, чтобы по своим физическим данным (рост, телосложение), цвету одежды и общему количеству участников колонна соответствовала той, которая здесь находилась в момент дорожно-транспортного происшествия;

г) реконструкция с использованием отдельных элементов объекта-оригинала — сложный вид реконструкции, образуемой комплексом действий, в который иногда входят судебные экспертизы.

Вот пример такой реконструкции. По делу об убийстве Лиды и Вали С. проверялись версии относительно обстоятельств их гибели. В связи с этим через несколько лет после убийства возникла необходимость реконструировать обстановку, в которой было совершено преступление, и поставить ряд опытов. Для реконструкции эксгумировали трупы потерпевших, а их черепа подвергли судебно-медицинскому исследованию для выяснения характера повреждений. Затем в комнате, где было совершено преступление, на большом листе бумаги воспроизвели следы крови, обнаруженные при осмотре места происшествия, на кровать положили черепа Лиды и Вали С, накрыв их простыней. В реконструированной таким образом обстановке проверили опытным путем механизм образования телесных повреждений от ударов топора;

д) реконструкция посредством имитации отдельных фрагментов обстановки, в которой должны быть постав лены опыты. Такая реконструкция чаще всего производится для проверки версий о возможности совершения определенных действий, например для проверки, мог ли человек проникнуть через отверстие в стене. Достаточно имитировать взлом или отверстие в стене (крыше) на соответствующем щите и затем ставить опыты. При этом необходимо точно моделировать размер отверстия, его расстояние от поверхности земли до пола, особые признаки;

е) реконструкция метеорологических факторов, имеющих значение для следственного эксперимента, например световых условий, дождя, выпавшего снега, может быть достигнута с помощью специальных технических средств. Так, дождь имитируют с помощью поливочной машины, снежный покров — присыпкой снега и т. д.;

ж) для постановки опытов в ряде случаев требуется моделирование отдельных предметов (объектов). По делу об убийстве К. изучался вопрос о том, какую силу надо было придать телу потерпевшего, чтобы оно упало на расстоянии 90 см от проекции балкона. Для производства эксперимента изготовили муляж, имитируя рост потерпевшего (163 см), его вес (70 кг), положение центра тяжести и объем тела. Были приглашены специалисты в области баллистики и парашютного спорта. В ходе эксперимента сбросили муляж с балкона 5ти этажного дома и при этом установили, что в результате толчка с силой 80 кг муляж упал на то же место, где был обнаружен труп потерпевшего. Результаты опытов были подтверждены расчетами специалистов.

В другом случае при расследовании дорожно-транспортного происшествия — наезда троллейбуса на пешехода — был изготовлен муляж, имитирующий размеры тела потерпевшей, ее одежду. Муляж положили на дорогу в том месте, где находилась потерпевшая в момент происшествия (она была в нетрезвом состоянии), и экспериментальным путем проверили, с какого расстояния виден из троллейбуса участок дороги, где находился муляж.

Такого рода моделирование в следственной практике встречается довольно часто, но при этом допускаются существенные ошибки: муляж для имитации потерпевшего подбирается или изготавливается без учета фактических размеров тела; характер одежды, особенно ее цвет, при моделировании не принимается во внимание, хотя при постановке следственных экспериментов на видимость эти факторы могут играть существенную роль; основания моделирования (показания свидетелей, данные осмотров, фотоснимки, заключения экспертов) не указываются в протоколе следственного эксперимента, что снижает доказательственное значение его результатов.

Выше было указано, что моделирование допускает упрощение, однако в каждом случае необходимо решить, какие признаки оригинала подлежат точному воспроизведению на модели, а какие могут быть опущены. По делам о дорожно-транспортных происшествиях для имитации признаков тела человека важно воспроизвести на модели размеры тела, характер одежды, особенности позы. Все эти данные обязательно приводятся в протоколе следственного эксперимента со ссылкой на их источник и кратким описанием способа воспроизведения на муляже. Вот пример такого описания:

«На основании антропометрических данных о теле потерпевшего Ф., содержащихся в акте судебно-медицинской экспертизы, результатов осмотра места происшествия и трупа был изготовлен муляж, имитирующий тело потерпевшего. Длина муляжа от головы до пяток — 1 м 65 см, объем груди—80 см. На муляж было надето пальто черного цвета, брюки серые, шапка кроличья серого цвета — все вещи принадлежали потерпевшему Ф. Муляж был положен на проезжую часть дороги на «грудь», в положение «лицом вниз», т. е. в позу, соответствующую положению потерпевшего в момент дорожно-транспортного происшествия, и на то же самое место, которое указано в протоколе осмотра».

Муляжи, имитирующие тело человека, используются и по другим категориям дел. Так, по делу о пожаре и гибели Р. в Харьковской области был использован типовой манекен, подобранный по размерам тела потерпевшего. На манекен надевали одежду Р., производили измерения, ставили опыты, имея при этом целью выяснить обстоятельства гибели Р. во время пожара.

Такой признак, как вес тела, может быть моделирован не только на муляже, но и другими способами. В связи с обнаружением трупа возникла необходимость экспериментальным путем проверить версию о самоубийстве и механизм образования следов на суке, через который была перекинута веревка. Следователь подобрал сук дерева той же породы и тех же размеров, прикрепил его к стене шкафа в кабинете, перекинул через сук веревку, аналогичную той, из которой была сделана петля-удавка, и привязал один конец этой веревки к ящику, в котором находился груз (гири, аккумуляторы), равный по весу тяжести трупа. Таким образом были моделированы признаки, характеризующие вес трупа и положение веревки на суке. Эта модель отвечала целям эксперимента и обеспечивала проверку версии о механизме образования следов, возникших при трении веревки о сук.

Предметы, необходимые для производства следственного эксперимента, могут быть подобраны из числа аналогичных объектов, изготовлены заново или реконструированы с использованием частично разрушенного оригинала.

Подбор аналогов — наиболее простой способ моделирования. Для его осуществления необходимо точно установить соответствующие характеристики объекта-оригинала (вид, размеры, форма, вес, цвет и иные существенные для эксперимента показатели). По делам о кражах из магазинов, столовых, баз в качестве объектов-аналогов при постановке следственных экспериментов используются фляги, ящики, коробки и иные предметы.

В Сумах К., Б., К-в совершили разбойное нападение на И. Преступники избили потерпевшего, затем привели в сарай и там, угрожая ножом, похитили его одежду, золотой перстень, серебряную цепочку к часам, кошелек с деньгами пытались снять золотые коронки с зубов, но не смогли, завязали И. глаза и руки, вывели босого в район оврага, там вновь избили и после этого скрылись. Через несколько дней преступники были задержаны. Удалось обнаружить почти все вещественные доказательства, кроме кошелька, который после изъятия из него денег один из нападавших якобы перебросил через сарай. Была обследована территория вокруг сарая, но поиски затруднялись обилием снега. Тогда было принято решение провести следственный эксперимент для решения вопроса о том, можно ли вообще перебросить кошелек через сарай. Для постановки эксперимента, основываясь на показаниях потерпевшего, подобрали аналогичный по размерам, форме и весу кошелек. С помощью этой модели ставились опыты: обвиняемому было предложено перебросить кошелек через сарай, как он утверждал на следствии. Выяснилось, что пустой кошелек невозможно перебросить через сарай. Убедившись в несостоятельности своих показаний, обвиняемый показал место, где спрятал кошелек.

Наиболее сложным является изготовление моделей. Для этого могут быть приглашены специалисты, иногда такая работа поручается обвиняемому (подозреваемому, свидетелю, потерпевшему). Так, по делу о взрыве дома обвиняемый М. изготовил модель-аналог взрывного устройства, с помощью которого он совершил преступление. Обвиняемому были созданы условия для работы, предоставлен материал, инструмент. Затем сделанная им модель была использована при проведении следственного эксперимента.

Моделирование при производстве следственного эксперимента должно отвечать следующим тактическим условиям:

- Производиться на основе фактических данных, полученных расследованием. Эти данные изучаются и оцениваются для решения вопроса об их достоверности или вероятности;

- Характер моделируемых признаков зависит от целей следственного эксперимента. Признаки, существенные для постановки опытов, должны быть воспроизведены точно и полно, иначе результаты следственного эксперимента не будут иметь доказательственного значения;

- для моделирования могут быть приглашены специалисты, которые выступают в качестве консультантов следователя при решении вопросов, требующих специальных познаний. В случае необходимости им поручается создание моделей;

- ход и результаты моделирования подробно описываются в протоколе следственного эксперимента. Производится фотографирование отдельных этапов моделирования, составляются схематические планы и зарисовки;

- соответствие модели оригиналу оценивается следователем на основе сопоставления с фактическими данными, послужившими основанием для моделирования, и другими материалами дела, а также с учетом замечаний участников следственного эксперимента. При необходимости модель выполняется в нескольких вариантах. Соответственно и опытные действия должны быть осуществлены с использованием каждого варианта модели, что отражается в протоколе следственного эксперимента;

- его результаты оцениваются с учетом всех вариантов опыта.

Моделирование при допросе применяется в виде реконструкции, макетирования, графического воспроизведения ситуации или отдельных предметов.

Реконструкция обстановки необходима в тех случаях, когда допрос целесообразно провести на месте происшествия. Этот прием помогает оживить в памяти допрашиваемого обстоятельства преступления. Он связан с образным мышлением, активизирует его, способствует установлению деталей, существенных для расследования. Правда, такой допрос сложен в тактическом отношении, он требует особой подготовки и особых приемов проведения. Он таит в себе опасность перерастания в так называемое «объединенное» следственное действие — «допрос-осмотр», «допрос-эксперимент», «допрос — предъявление для опознания», «допрос-обыск», что недопустимо ни по форме (закон не знает таких «объединенных» действий), ни по существу, так как при этом утрачивается индивидуальность каждого следственного действия, каждого источника информации, смешиваются информационные потоки.

Подготовка к опросу в реконструированной обстановке включает определение: а) целей допроса, б) содержания и порядка реконструкции, в) содержания и последовательности вопросов, которые должны быть поставлены, г) способов фиксации.

Одной из главных целей допроса в реконструированной обстановке является конкретизация показаний, получение наиболее полной и точной информации о событии. Прежде чем принимать решение о допросе в реконструированной обстановке, следователь обязан удостовериться, что в этом есть действительная необходимость, что данный прием способен оживить в памяти допрашиваемого конкретные события и их детали. Чаще всего это относится к лицам, обладающим образным мышлением. Поэтому до проведения допроса в реконструированной обстановке надо установить, какой памятью обладает допрашиваемый, его отношение к допросу в реконструированной обстановке, посоветоваться с психологом, выработать научно обоснованную линию поведения на допросе.

В чем должна состоять реконструкция, решается на основе изучения материалов следствия с учетом цели допроса. Реконструкция может состоять в полном или частичном восстановлении обстановки на месте происшествия, в восстановлении условий восприятия (звуковых, световых). Например, по делу о дорожно-транспортном происшествии может быть полезной реконструкция положения транспортных средств на шоссейной дороге. По делу о пожаре на морском теплоходе был моделирован пожар в специально созданном помещении, сходном с помещением корабля, где возник пожар. Процесс горения отсняли на видео и затем демонстрировали свидетелям — пассажирам корабля, которые после просмотра конкретизировали свои показания относительно обстоятельств загорания.

Целесообразно проводить реконструкцию самому следователю до начала допроса. Если допрашиваемый в ходе допроса предлагает внести в обстановку какие-либо изменения, соответствующие действительности, вряд ли надо отказывать ему в этом. Содержание изменений следует зафиксировать в протоколе допроса вместе с показаниями допрашиваемого. Как и при обычном допросе, допрашиваемому должна быть предоставлена возможность изложить свои показания в виде свободного рассказа, а затем поставить конкретизирующие вопросы.

Опасность соединения допроса с другими следственными действиями может возникнуть в том случае, когда допрашиваемый укажет, где он спрятал (забыл, бросил) какой-либо предмет, имеющий значение для дела, выскажет намерение обнаружить следы преступления, опытным путем проверить какое-либо обстоятельство. Чтобы избегнуть смешения нескольких следственных действий, необходимо первоначально закончить допрос в реконструированной обстановке, а затем производить осмотр, поставить эксперимент. При этом должен соблюдаться и процессуальный режим следственных действий, в частности приглашены понятые, составлен протокол, обеспечены другие процессуальные требования проведения следственного действия.

В качестве одного из средств активизации памяти допрашиваемого применяется макетирование. По делу о наезде автомашины ГАЗ-51 на потерпевшего к уголовной ответственности был привлечен водитель Б. На следствии он отрицал свою вину и утверждал, что не мог видеть потерпевшего, который стоял на улице, прижавшись к борту другой автомашины, в то время как машина, управляемая Б., выезжала из-за поворота. Дело дважды направлялось судом на доследование из-за противоречий в показаниях свидетелей. Допрос свидетелей на месте происшествия в реконструированной обстановке не мог быть проведен, так как дорожные условия существенно изменились, и провести реконструкцию на месте не представлялось возможным. Следователь решил прибегнуть к макетированию. Он взял миниатюрные модели автобуса и автомобиля МАЗ-503, затем на куске фанеры в соответствии с материалами дела изобразил участок дороги с прилегающей местностью и характерными ориентирами. Такой несложный макет следователь использовал при допросе свидетелей. Результаты не замедлили сказаться: свидетели стали более полно освещать событие, сами воспроизводили обстановку на макете, их показания становились конкретными и убедительными. В протоколах допросов кроме словесного изложения показаний следователь дал схематические изображения положения транспортных средств. Макет следователь приобщил к делу в качестве приложения к протоколам допросов. На макете были точно обозначены все расстояния, восстановлено положение потерпевшего и свидетелей в момент наезда. Суд при рассмотрении дела по обвинению Б. наряду с другими материалами использовал и этот макет, который позволил наглядно представить механизм и все обстоятельства происшествия. Это помогло ответить на вопрос, виновен ли подсудимый.

Макеты представляют собой разновидность моделей, а их использование в расследовании является частным случаем применения метода моделирования для установления интересующих следствие и суд фактов. Макеты выполняют вспомогательную функцию в процессе предварительного и судебного следствия. Их нельзя рассматривать и в качестве производных вещественных доказательств, какими, например, являются пули и гильзы, выстрелянные при проведении баллистических экспертиз для сравнительного исследования и решения вопроса о тождестве оружия.

Природа макетов иная. Они изготовляются следователем или по его поручению другими лицами на основе изучения подлинной обстановки и подлинных предметов и представляют собой трехмерное воспроизведение некоторых существенных признаков подлинных объектов. В зависимости от целей допроса на макет переносятся те признаки натуры, которые необходимо учитывать при решении возникающих вопросов. Такими признаками могут быть: взаимное расположение объектов, их характерная форма, цвет, размеры (в масштабе), особенности конструкции и т. п. Другие, не существенные для следствия и суда признаки игнорируются.

Макет, так же как и план, является аналогом оригинала, отражает его признаки, но в отличие от плана, представляющего собой графическое плоскостное масштабное изображение натуры, макет — объемное изображение, и потому его использование позволяет составить о натуре более полное представление.

Элементы плана могут быть перенесены на макет, и, таким образом, он объединит в себе достоинства обоих средств моделирования. Недостатками макета по сравнению с планом надо признать сложность его изготовления, некоторые неудобства приобщения к делу и хранения.

Использование макетов не предусмотрено уголовно-процессуальными кодексами союзных республик. Однако применение их не противоречит смыслу закона, так как позволяет более полно, объективно и всесторонне исследовать обстоятельства дела.

Макеты используются не только как вспомогательный прием допроса, но и для иллюстрации расположения объектов в помещении или на местности. Макеты позволяют лучше, полнее восстановить в памяти свидетелей (потерпевших, обвиняемых) обстоятельства события или его существенные детали, помогают следователю и суду устранить противоречия, разобраться в сложных ситуациях.

Практика показывает, что применение макетов в расследовании сопряжено с соблюдением ряда тактических условий: на макете должны быть воспроизведены существенные признаки оригинала, позволяющие правильно решить возникающие задачи и исследовать обстоятельства, подлежащие доказыванию. По этим признакам макет должен быть подобен оригиналу. Макет изготавливается в определенном масштабе, так, чтобы его размеры позволили воспроизвести существенные признаки оригинала, не искажали их, чтобы макет был доступен для обозрения и практического использования. Чтобы показать особенности образования следов или правильно воспроизвести явления, на макете воссоздаются цветовые особенности оригинала, характер освещения предметов, а в ряде случаев и их фактура (дерево, металл, стекло и т. п.).

Изготовление макета должно основываться на достоверных данных; нельзя создавать макет, опираясь на предположения и непроверенные сведения. Для создания сложных макетов могут быть приглашены в качестве консультантов специалисты.

При допросе может быть использовано графическое моделирование — схемы, рисунки, планы, которые выполняются допрашиваемым или следователем. По обвинению в совершении карманной кражи в г. Чернигове был осужден В. Отбывая наказание, он написал жалобу, утверждая, что неправильно осужден. Через некоторое время от осужденного за карманную кражу Е. поступило заявление, в котором утверждалось, что кражу в Чернигове совершил он, а не В. Это заявление Е. было проверено следующим образом: на допросе ему. Рисунок модели ножа, предъявлявшего для опознания.

Рисунки различных типов ножей В., ходе расследования, выполняли функцию графических моделей. Предложили нарисовать сумку потерпевшей и похищенный кошелек. Е. сделал это, после чего нарисованный им кошелек и сумку, а также названные им приметы этих вещей сравнили с оригиналом. Разница была настолько очевидна, что показания Е. были признаны самооговором.

Нередки случаи, когда по делам о хулиганстве, разбойных нападениях, причинении телесных повреждений и других преступлениях обвиняемому при допросе предлагается нарисовать утраченные орудия преступления, например нож, биту, кистень и др. Такого рода рисунки затем могут быть предъявлены для опознания, направлены на экспертизу.

В Николаевской области расследовалось дело об убийстве, при этом орудие преступления — финский нож — не нашли. Обвиняемый на допросе назвал приметы ножа и нарисовал его. Затем следователь предъявил ему для опознания 10 различных ножей, аналогичных нарисованному. Обвиняемый отобрал три ножа, заявив, что они более всего сходны с тем ножом, которым он совершил преступление. Следователь направил эти ножи на криминалистическую экспертизу, которая дала заключение, что они являются холодным оружием. Таким образом, графическое моделирование явилось необходимым звеном в установлении типа орудия преступления. Графическое моделирование применяется и для розыска похищенных предметов.

ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ МОДЕЛИРОВАНИЯ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ СЛЕДСТВЕННЫХ И РОЗЫСКНЫХ ДЕЙСТВИЙ

Значение полученной в результате моделирования информации зависит от его целей, вида модели, способов осуществления. С учетом этого можно подразделить информацию на две большие группы: 1) информация, полученная при производстве следственных действий (судебных экспертиз) и используемая в качестве доказательств по уголовному делу; 2) информация, полученная при оперативно-розыскных мероприятиях (моделирование внешности разыскиваемого).

Рассмотрим, как производится оценка модельной информации, имеющей доказательственное значение. Необходимо решить вопрос, к какому виду доказательств может быть отнесена модельная информация. Известно, что характер доказательств зависит от их источника. Учитывая это, нами была высказана мысль о существовании особого источника доказательств – моделей. Эту позицию разделяет А.А. Эйсман. Вместе с тем он относит модели к « суммирующим» производным вещественным доказательствам. Прежде всего обращает внимание на себя тот факт, что не все модели обладают признаками производных вещественных доказательств. Можно согласиться, что ими обладают слепки. Но как быть, например, с муляжами, имитирующими труп или орудие преступления? Можно ли их считать производными вещественными доказательствами? Правомерно ли относит к ним макеты, используемые при допросе и тоже подпадающие под категорию моделей? Нам думается, что столь однозначное решение было бы неверным, как наверно и отождествление и моделей. Думается, что производные вещественные доказательства – понятие более узкое, чем модель, в силу чего отождествлять эти понятия некорректно. Только некоторые модели являются производными вещественными доказательствами и обладают всеми их свойствами. Таковы слепки со следов.

Нам представляется, что в зависимости от характера и способов моделирования можно подразделить модели как источники доказательств на следующие группы:

1. Материальные модели, достаточно полно и точно воспроизводящие признаки оригинала и производящие признаки оригинала и являющиеся производными вещественными доказательствами, слепки оттиски следов. К этой же группе следует отнести и фотоснимки (видеозаписи);

2. Объекты – аналоги, обладающие сходными признаками и потому несущие равнозначную информацию, преимущественно функционального порядка. Таковы аналогичные автомашины и иные транспортные средства, используемые в следственных экспериментах по делам о дорожно-транспортных происшествиях для проверки версий о механизме события; аналогичные электронагревательные бытовые приборы, используемые для проверки версий о непосредственной причине загора-ния; аналогичные инструменты, оружие и другие объ¬екты, используемые в следственных экспериментах и при предъявлении для опознания. Надежность информации, полученной с использова¬нием этих моделей, обеспечивается условиями выбора объекта-аналога. Например, для постановки следствен¬ного эксперимента на видимость автомашины при вы¬боре аналога будут иметь значение тип, марка, габари¬ты, цвет, отделка салона и другие внешние признаки автомашины, выполняющей в эксперименте функцию модели, заменяющей оригинал. При выборе объекта-аналога, предназначаемого к предъявлению наряду с объектом-оригиналом для опознания, будут иметь зна¬чение другие условия (объект-аналог должен обладать сходством лишь родовых и видовых признаков, но от¬личаться от оригинала индивидуальными признаками);

3. Муляжи, изготовленные следователем или по его поручению, на которых имитируются отдельные свойст¬ва оригинала (внешний вид, форма, вес, размер, цвет, габариты и др.). Их доказательственное значение опре¬деляется адекватностью воспроизведения только неко¬торых признаков оригинала, существенных с точки зре¬ния целей эксперимента; реконструкция (воссоздание) отдельных объек¬тов на основе сохранившихся элементов оригинала с включением их в состав модели, а также реконструк¬ция обстановки на месте происшествия. Доказательст¬венное значение здесь будут иметь не только оригиналь¬ные элементы, включенные в модель, но в целом соот¬ветствие модели оригиналу;

4. Ситуационная реконструкция в виде воспроизве¬дения обстановки и обстоятельств события на месте с участием обвиняемого. Доказательственное значение та¬кого моделирования состоит в воссоздании элементов криминальной ситуации, а не в закреплении показаний обвиняемого, против чего справедливо возражают неко¬торые ученые. «Закрепление» действительно не создает нового источника доказательств, а лишь повторяет уже имеющийся, в то время как реконструкция образует та¬кой источник, позволяет оценить его и включить в сис¬тему доказательств по делу;

5. Планы, схемы, рисунки, передающие информацию о внешних признаках оригинала или его функциях. Это модели, представляющие собой наглядные отображе¬ния мысленных образов, они оцениваются с учетом правильности передачи в них пространственных отно¬шений между предметами, а в ряде случаев и их гео¬метрического подобия;

6. Математические модели. Их значимость в дока¬зывании определяется научной безупречностью законов, выраженных в этих моделях. Однако сами по себе ма¬тематические модели в виде формул, дифференциаль¬ных уравнений, алгоритмов решений определенных за¬дач не несут доказательственной информации, они яв¬ляются способом обработки фактических данных, при¬обретающих благодаря этому доказательственное зна¬чение.

Нетрудно заметить, что для моделей первой группы характерен один информационный поток, воспроизводя¬щий признаки оригинала. Для моделей последующих групп типично слияние двух и более информационных потоков. Информация, «снятая» с модели при ее изу-чении, не просто «суммированная» информация: в ре¬зультате слияния потоков образуется качественно но¬вая модельная информация, отражающая не только признаки оригинала, но и новые признаки самой моде¬ли. Это свойство большинства моделей должно учиты¬ваться при их создании и использовании.

Оценка доказательств представляет собой эле¬мент познания истины по уголовному делу. Оценить ре¬зультаты моделирования — значит установить качество модельной информации, ее место среди других дока¬зательств, возможность строить выводы по делу, опи¬раясь на эту информацию. Как указывалось, при создании моделей в большин¬стве случаев используется несколько потоков информа¬ции. По своему отношению к действительности они мо¬гут оцениваться следователем либо как достоверные, либо как вероятные. Так, показания обвиняемого о спо-собе совершения преступления могут оцениваться и как достоверные, и как вероятные; данные о всех признаках автомашин, участвовавших в происшествии, обычно оцениваются как достоверные; сообщения потерпевше¬го о характере орудия преступления чаще всего оце¬ниваются как вероятные; непосредственное наблюдение следователем места происшествия и результаты этого наблюдения, как правило, оцениваются на уровне достоверных. С учетом этого модельная информация оце¬нивается как достоверная, если модель создана на ос¬нове достоверных, не вызывающих сомнений данных, полученных с соблюдением всех процессуальных усло¬вий и научных рекомендаций. Если при создании мо¬дели использовались вероятные данные либо предло¬жения следователя, модель и модельная информация оцениваются как вероятные.

Оценивая модель, необходимо учитывать законо¬мерности, лежащие в основании моделирования. Каж¬дый вид моделей обладает свойственными ему законо¬мерностями. Знание этих закономерностей образует не¬отъемлемую часть конкретных приемов моделирования, поэтому, соблюдая научно разработанные приемы мо¬делирования, следователь учитывает и закономерности данного метода познания. Так, при изготовлении слеп¬ков с различных следов действуют общие закономер¬ности отражения и закономерности взаимодействия следообразующих и следовоспринимающих объектов; фотография как вид моделирования основывается на за¬кономерностях преломления света и химических процессов при образовании видимого изображения.

Наибольшую сложность представляют закономер¬ности человеческой психики, оказывающие прямое влияние на некоторые виды моделирования (например, на воспроизведение обстановки и обстоятельств собы¬тия). Многие виды реконструкции основываются на зако¬номерной связи между элементами системы, поэтому при моделировании и оценке его результатов необходимо знать характер этой связи, т. е, признаки системы. В ря¬де случаев для этого требуется обращение к специаль¬ным источникам (справочникам, показаниям, описа-ниям). Последние самостоятельно оцениваются и сопо¬ставляются с другими источниками.

Выводы по аналогии —это выводы от модели к ори¬гиналу. Они многообразны и зависят от характера модели. «В выводе по аналогии посылка описывает мо¬дель, заключение — прототип (т. е. оригинал.— Я. Л.). Тип посылок и заключения связан с характером той информации, которая переносится с модели на прототип». Аналогия при моделировании возможна в форме изоморфизма, под которым понимается отношение од¬нозначного соответствия каждого признака модели признаку оригинала. Таковы математические формулы, уравнения, описывающие какую-либо систему, слепки со следа, фотоснимки, географические карты. Изомор¬физм моделей обеспечивает в выводах практически до¬стоверное знание. Аналогия возможна и в форме гомоморфизма — уп¬рощенного образа. Таковы некоторые виды реконструк¬ции (например, реконструкция лица по черепу), синтетические и рисованные портреты, словесное описание внешности разыскиваемого и т. д. Выводы, основан¬ные на таких моделях, содержат вероятное знание и, как правило, не имеют доказательственного значе¬ния.

Результаты моделирования соотносятся с версиями по делу и доказательствами, выясняется соответствие этих результатов версии, а также имеющимся доказа¬тельствам. Сложность моделирования по делу заключается в том, что приходится сопоставлять результаты моделирования главным образом с обстоятельствами, которые имели место в прошлом, которые нельзя непосредственно познать и о которых могут быть самые противоречивые данные и предположения. В та¬ких случаях достоверное суждение о действительных обстоятельствах события может быть сделано только в том случае, если моделирование произведено на осно¬вании достоверной информации. Но и тогда далеко не всегда можно ответить на все вопросы, которые возни¬кают у следователя. Достоверный ответ может быть дан только на те вопросы, по которым имеется досто¬верная информация, отображенная в модели, другие вопросы либо вообще моделированием не решаются, либо решаются на уровне предположений и потому никакого доказательственного значения иметь не мо¬гут.

Оценка результатов моделирования осуществляется не только посредством логического сопоставления с другими доказательствами, но и посредством практиче¬ского исследования. Чаще всего такое исследование осуществляется путем измерений модели, изучения ее отдельных элементов, постановки опытов, участия в де¬монстрационных действиях обвиняемого. Опытные дей¬ствия с моделями имеют важное доказательственное значение, они служат средством проверки объективно-го соответствия модели оригиналу, версии следователя, показаниям обвиняемого. В тех случаях, когда модель включается в следственный эксперимент у пои предъявлении для опознания (объекты-аналоги), она оценивается по правилам оценки результатов дан¬ного следственного действия.

МЫСЛЕННОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ В РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Мысленное моделирование в расследовании правонарушений относится к числу проблем, исследование ко¬торых по существу только начинается. Постепенно бы¬ли обнаружены скрытые грани и неисчерпаемые воз¬можности мысленного моделирования, определились контуры психологического, логического и процессуаль¬но тактического аспектов этой проблемы, был поставлен вопрос о соотношении версий и мысленных моделей, о ситуационном моделировании, о моделировании системы доказательств по уголовному делу. Однако проблема эта не имеет однозначного решения. Она вызывает дискус¬сию и нуждается в обсуждении.

Развитие любого знания трактуется как теоретическое моделирование. Природа мысленного моделирования достаточно сложна, чтобы дать ему однозначное определение. В качестве мысленных моделей рассматриваются образные представления, научные теории, гипотезы. Мы полагаем, что применительно к задачам расследования интерес представляет рассмотрение мысленной модели в каче¬стве образного информационного представления, имею¬щего определенное сходство с действительностью.

Такая модель не может быть абсолютно тождественна оригиналу: она является более или менее полным вос¬произведением его. Мысленная модель по своей фор¬ме— это психический образ; в гносеологическом пла-не — средство получения нового знания; в то же время она отражает его определенный уровень. Исходя из этих посылок, следует констатировать, что мысленная модель: формируется для решения специальной познаватель¬ной задачи, связана главным образом с опосредствован¬ным исследованием объектов; подобно материальной модели, является системой, но системой мысленных элементов; при определенных условиях оценивается, как вероят¬ное или достоверное знание; допускает различные преобразования в форме мыс¬ленного эксперимента, сравнения с чувственно воспри¬нимаемыми фрагментами действительности, анализа и синтеза; может быть материализована в виде схемы, плана, рисунка, макета, формулы, описания; в познании выполняет функции отражения, интер¬претации фактов, наглядного выражения мысленных представлений, замены оригинала, опосредствованного источника информации. Пожалуй, главной отличительной особенностью мысленных моделей как формы и способа мышления надо считать их свойство быть аналогами некоторых, еще не познанных обстоятельств, скрытых связей. От¬сюда перенос знания по законам аналогии с мыслен¬ной модели на реальную ситуацию, ее исследование с учетом модельного объяснения.

Мысленное моделирование эффективное средст¬во творческой поисковой деятельности, которая не в состоянии развиваться по правилам жесткого алгорит¬ма т. е. заранее определенной программы. Именно такой поисковой деятельностью является раскрытие преступлений. Начальный период рабо¬ты следователя по сложным уголовным делам часто сопряжен с дефицитом информации о событии пре¬ступления, его маскировкой, отсутствием данных о пре¬ступнике и многих обстоятельствах совершения пре¬ступления, что в свою очередь порождает ряд проблем¬ных ситуаций. Никакие самые детальные предписания (алгоритмы) не способны подвести к ответу на множество возникающих перед следователем вопросов. В силу специфики следственной деятельности, условий ее осуществления и предъявляемых требований мыслен¬ное моделирование оказывается тем познавательным средством, которое способствует раскрытию преступ-ления. Применительно к расследованию есть основания рассматривать мысленную модель «как систему, специаль¬но создаваемую для решения того или иного класса задач, обладающую свойством отображать элементы проблемы и осуществлять дальнейшие их преобразова¬ния, что приводит к решению задач». В расследовании такими задачами являются: объяснение фактов, обладающих признаками пре¬ступления; установление происхождения и связи между факта¬ми, их временной последовательности (мысленная ре¬конструкция события); поиск преступника; поиск и исследование следов преступления и других материальных источников информации; поиск свидетелей (иногда и потерпевших); устранение противоречий между фактами; определение направления расследования, решение общих и частных тактических задач. Эти и многие другие задачи, несмотря на их специ¬фику, обладают одной общей чертой: они содержат в себе элемент неизвестного, что объясняется не только попыткой преступника скрыть следы преступле¬ния, но и временным разрывом, отдаленностью события преступления от времени его расследования, невозмож¬ностью познать непосредственно ход события. В этой ситуации мысленное моделирование является важным фактором познания, оно замещает недостающие звенья, пробелы в объяснении фактов, способствует отысканию доказательств, их исследованию и, таким образом, раскрытию неизвестного.

Это не означает, что мыслен¬ное моделирование — единственная форма и способ ре¬шения познавательных задач. Наряду с ним мысль сле-дователя оперирует всеми присущими ей формами и способами отражения и освоения действительности: системой понятий, суждений, умозаключений, интуи¬цией, фантазией. При определенных условиях они «под¬ключаются» к модели, вплетаются в ее конструкцию и сами выполняют модельные функции, не утрачивая при этом своей специфики.

Вопрос о видах и функциях мысленного моделиро¬вания в расследовании почти не разработан. Однако изу¬чение практики показывает, что некоторые виды моде¬лей могут быть названы. Наиболее простыми являются образные наглядные представления о месте происшест¬вия, временной последовательности событий, их причин¬ной связи, внешнем облике преступника, отдельных предметов.

Наиболее сложными надо считать представ¬ления об известных уже способах совершения преступ¬лений и путях их раскрытия. Это — так называемые мысленные аналоги, отображающие типичные ситуации, встречавшиеся в практике. Ряд ученых рассматривают версию следователя в ка¬честве мысленной модели. Функциональная нагрузка каждой модели различна, провести жесткие разграничения здесь нельзя. Все за¬висит от характера ситуации, содержания и объема ин¬формации, способов решения возникающих задач. В ря¬де случаев на первом этапе расследования первостепен¬ное значение приобретают представления об известных способах совершения преступления. Они помогают поис¬ку, отбору информации, ее сосредоточению, розыску пре¬ступника. С их участием формируется версия, прини¬мающая на себя функцию объяснения фактов и орга¬низации всей деятельности следователя.

Мысленные модели опираются на информацию об изучаемом событии, прошлый опыт и знания и потому сами, подобно материальным моделям, оказываются источником знания. Оно имеет реальный смысл и цен¬ность применительно к конкретной ситуации и по отно¬шению к ней первоначально оценивается как вероятное. Перенос знаний с мысленной модели на реальную си¬туацию осуществляется на основе аналогий, которые таят в себе некоторые опасности. Чтобы избегнуть ошибок, необходимо учитывать со¬держание и различные уровни аналогии:

1) отдельные признаки, например следов на месте происшествия;

2) систему признаков, чаще всего в виде сходства в спо¬собах совершения преступления;

3) сходство составов преступлений;

4) предположение, что данное преступле¬ние совершено известным уже лицом, разыскиваемым за совершение других преступлений.

Аналогия на каждом из этих уровней приобретает познавательное значение, приближает к решению воз¬никающих задач. При этом мышление имеет ясно вы¬раженную тенденцию к созданию модели, наиболее точ¬но воспроизводящей событие, к его полной мысленной реконструкции. Кроме того, перенос знаний по аналогии корректи¬руется в расследовании принципом объективности, пол¬ноты и всесторонности, обязывающем строить все ре¬ально возможные версии по делу и проверять их до конца.

Мысленное моделирование проходит несколько этапов. Первоначально создается некоторая схема си¬туации, ее мысленный эскиз. Постепенно она наполня¬ется конкретным содержанием за счет поступающей информации. При этом модель не остается пассивным ее «аккумулятором», наоборот, она выполняет ориен¬тирующую функцию, помогая в отборе фактов, мобилизует опыт и знания, активизирует ана-литическую деятельность, способствует уточнению проб¬лемной ситуации, помогает определить пути ее решения, обостряет оценочную деятельность.

В итоге развития мысленная модель способствует наиболее полному отражению изучаемого события. Ког¬да же в выводах по делу установлена объективная ис¬тина, т. е. достигнуто знание, точно и полно, отражающее действитель¬ность, мысленная модель исчерпывает свою познаватель¬ную функцию. Аналогия уступает место достоверному знанию, предположение — истине.

Мысленная модель события выполняет свои функ¬ции различным путем, в том числе и подсознательно, приводя в действие механизмы интуиции, помогая ре¬шению сложных поисковых задач. Интуицией нельзя подменять процедуру исследования, использования и оценки доказательств, ибо интуитивные догадки воз¬никают без развернутого логического обоснования. Процесс их рождения — подсознательный процесс, он существует объективно, но в строгой процедуре дока¬зывания и обоснования выводив интуитивным догадкам уже нет места. Все выводы и заключения следова¬теля должны отличаться предельной ясностью не толь¬ко со стороны их содержания, но и по логической кон¬струкции. Вместе с тем было бы ошибкой не признавать роль интуиции в поисковой деятельности. Интуитивные до¬гадки, возникающие на основе аналогии, часто играют важную роль в поиске преступника и раскрытии пре¬ступления.

Учитывая специфику расследования, мы рассмот¬рим два основных направления, в которых «работают» мысленные модели и реализуются их функции. Такими направлениями надо считать ретроспективное — обра-щенное в прошлое, к установлению существа преступ¬ления, и перспективное — обращенное к исследованию его последствий. Оба направления тесно связаны меж¬ду собой, и их расчленение производится условно, в научных и практических целях.

РЕТРОСПЕКТИВНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ В РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Ретроспективное моделирование — одно из нап¬равлений мысленного моделирования. Познавая факты, содержащие признаки преступления, следователь обра¬щается к прошлому (отсюда обозначение этого направ-ления в моделировании «ретроспективным»; retrospicere (лат)- глядеть назад).

Ретроспективная модель основывается на непосред¬ственном ознакомлении с обстановкой места происше¬ствия, показаниями, документами, вещами. Образные представления отображают главным образом внеш¬нюю сторону события, его внешние связи. Логические конструкции раскрывают существо события, его внутренние связи.

Центральное место в ретроспективной модели зани¬мает гипотеза — версия. Она служит логической фор¬мой выражения мысленных представлений о существе события. Ее построение происходит по законам логики. Зрительные и другие чувственные образы также ока¬зывают влияние на формирование гипотезы. По мнению некоторых исследователей, гипотеза — уже модель, как бы она ни была выражена: словами, схемами или иным образом.

Версия — один из важнейших, но не единственный элемент мысленной модели, определяющий ее содержа¬ние. В ретроспективной модели присутствуют не только гипотетические объяснения, но и другие логические эле¬менты, а также мысленные образы. Версия в ретроспек-тивной модели соединяет эти элементы, служит средством объяснения фактов. Наличие нескольких версий, по-разному объясняющих событие и его отдельные эле¬менты, делает ретроспективную модель многосторонней и тем обеспечивает объективность познания.

Поскольку версия — вероятное объяснение фактов, ретроспективная модель в целом первоначально приоб¬ретает вероятный характер. Как справедливо отмечает А. Р. Ратинов, на первых порах такая модель изобилу¬ет пробелами, в ней отсутствуют многие необходимые звенья, а существующие не всегда и не сразу получают соответствующее действительности объяснение. «В рас¬следовании,— пишет он,— имеют дело с двумя типами информационных моделей: вероятностными и достовер¬ными. Первые служат средством познания, вторые — его результатом и целью».

Правда, версия содержит в себе не только вероят¬ное объяснение фактов, но и достоверные знания, ина¬че не было бы объективной возможности перехода от достоверности к вероятности. Преобладание в начале расследования вероятных объяснений не изменяет ха¬рактера ретроспективной модели: она одновременно является и средством и результатом познания. Средст¬вом познания она является потому, что выполняет эври¬стическую роль в поиске и изучении информации о со-бытии; результатом — потому, что по мере расследова¬ния отражает объективное содержание установленных фактов. Вероятное знание в ней диалектически отрицается достоверными выводами.

В формировании мысленной модели важная роль принадлежит творческому воображению — фантазии следователя. Мысленное моделирование предполагает постепенный переход от познания явлений к познанию сущности события, непрерывный анализ и обобщение фактов. Но никакое, даже самое простое обобщение не существует без творческой фантазии. Воображение должно находиться в пределах фактов, иначе, особенно в практике, отход от действительности неминуемо возобладает над ее верным отображением в сознании, что может завести в тупик все расследо¬вание.

В деятельности следователя воображение как необ¬ходимый элемент мысленного моделирования использу¬ется при построении версии, ее анализе, воссоздании системы связей между фактами. Так, пространственное топографическое воображение позволяет с помощью мысленных образов моделировать возможный путь дви¬жения преступника, обстановку, в которой было совер¬шено преступление.

Ситуационное воображение облегчает моделирова¬ние предполагаемого следственного действия, возмож¬ное поведение допрашиваемого, его ответы и вопросы следователя. Благодаря воображению ставятся мыслен¬ные эксперименты, заключающиеся в сознательном и планомерном изменении мысленной модели, построен-' ной в соответствии с особенностями отражаемого ею объекта, законами и приемами формальной логики.

Как подчеркивает В. А. Штофф, мысленный эксперимент только тогда может достигнуть цели, когда на всех стадиях его проведения обеспечивается сознательное и точное применение объективных законов и верное ис¬пользование установленных фактов, что позволяет ис¬ключить произвол, необузданную и необоснованную фантазию. Некоторые авторы указывают, что необос¬нованная уверенность, слепая вера в плоды собствен¬ной фантазии мешают следователю отличить иллюзию от реальности и способны завести в тупик.

Представляет интерес вопрос о соотношении мыс¬ленной ретроспективной модели и информационных источников. Модель не только аккумулирует информацию о событии. Вся информация о событии, включая оперативно-розыскную, изучается с позиций версий, но не вся получает свое выражение в ретроспективной модели. Последовательный анализ и синтез, сравнение и оценка информации позволяют интегрировать разрозненные представления в единую систему знания, выделить главные, существенные черты события, достигнуть обобщений, позволяющих составить целостную картину события.

Ретроспективная модель – это обобщенная логико-информационная и образная конструкция, воспроизводящая событие в его главных, существенных чертах и именно потому выполняющая в познании и доказывании свою инструментальную роль. Иначе говоря, ретроспективная модель обладает способностью к «сжатию» или «расширению» в зависимости от уровня ее развития и других факторов.

Это свойство модели используется следователем для передачи ее содержания в словесно-логической форме. Следователь излагает существо дела либо кратко, обобщенно, либо развернуто, с необходимой аргументацией. Некоторые элементы ретроспективного моделирования поддаются графическому выражению. Такая образная модель помогает лучше уяснить обстоятельства изучаемого события, вскрыть связи между фактами, их сущность.

Следователь использует ретроспективную модель и в качестве средства познания, способного, по выражению В. А. Штоффа, замещать объект «так, что ее изучение дает нам новую информацию об этом оъекте». « Замещение» ретроспективной моделью своего аналога – изучаемого события или какого-либо с помощью сопоставления с различными источниками информации, мысленного эксперимента, абстрагирования. Вот конкретный пример.

С. Обвинялся в убийстве и поджоге дома. На следствии он заявил, что в то время, когда загорелся дом, он находился на полевом стане. Алиби С. Было принято в качестве версии, противостоящей версии обвинения. Ретроспективная модель события приняла форму аль¬тернативы: либо С. прав, утверждая, что не мог неза¬метно отлучиться с полевого стана и за час доехать верхом на велосипеде до деревни, расположенной в шести километрах от полевого стана, совершить поджог и вер¬нуться для заправки трактора, либо его алиби ложно и существуют другие обстоятельства, не известные сле¬дователю, но подтверждающие версию обвинения. Ког¬да изучались показания С, принимались во внимание оба объяснения, т. е. «работала» вся модель, обеспечи¬вая объективный и всесторонний подход к изучению фактов.

Чтобы лучше представить ход событий и изу¬чить их последовательность, следователь составил не¬сколько схем, наглядно воспроизводивших некоторые элементы ретроспективной модели и помогавших выяснению существа дела. На первой схеме были показаны расстояния между полевым станом и деревней, на вто¬рой — получил выражение фактор времени по версии С. в сопоставлении с материалами дела.

Проверка показа¬ла, что алиби С. не соответствовало действительности. Не последнюю роль в изучении этого обстоятельства сыграла ретроспективная модель и, ее образное (схема¬тическое) выражение.

В следственной практике по делам о дорожно-тран¬спортных происшествиях, пожарах, авариях на произ¬водстве и иных преступлениях нередко прибегают к схематическому выражению модельных представлений, касающихся главным образом пространственно-времен-ных отношений и связей между фактами. Схема, рисунок, график иллюстрируют определенное положение, но не являются его обоснованием. Следователь обя¬зан всей системой доказательств выявить логику фак¬тов, показать основания построения выводов, их соот-ветствие действительности и безупречность.

Главным основанием ретроспективной модели служат фактические данные, полученные при производ¬стве следственных действий и используемые в качестве доказательств. Если ретроспективную, модель можно рассматривать как систему знаний следователя, о со¬бытии, включая образные представления о нем, то си¬стема доказательств — это результат всей познаватель¬ной и удостоверительной деятельности следователя. Си-стема доказательств формируется с помощью ретроспективной модели. В какой-то период расследования эта модель выражает достоверные результаты позна¬ния, но на всем протяжении расследования она остает-ся средством познания.

В юридической литературе предприняты интересные и многообещающие исследования системы доказательств по уголовному делу. Эти исследования опираются на следующие положения: система доказательств пред¬ставляет собой информационный «слепок» события, его отражение в материалах уголовного дела. По некото¬рым делам система доказательств может быть сложной, состоящей из многих комплексов, содержащих разные по ценности доказательства, нередко противоречивые. Исследование системы доказательств, как и любой дру-гой системы, допустимо методами моделирования. Оно позволяет создать упрощенный мысленный аналог этой системы, выделить нужные звенья, изучить их свойст¬ва, обнаружить пробелы и противоречия и выразить результаты в виде схем или других знаковых моделей, поддающихся машинной обработке.

А. А. Эйсман в ряде своих работ предложил три спо¬соба (приема) моделирования системы доказательств по уголовному делу: первый — создание общей, «ске¬летной» системы доказательств с помощью символов; второй — моделирование «потоков доказательственной информации» с помощью графических изображений или машинного алгоритма, что обеспечивает выявление надежности информационных потоков, используемых для доказывания; третий—моделирование связей меж¬ду доказательствами с помощью автоматического элек¬тромагнитного устройства.

Аналогичные приемы почти одновременно разраба¬тывались и внедрялись в следственную практику кри¬миналистами ГДР, ЧССР, НРБ. Так, криминалисты ГДР А.Форкер, В. Ней, X. Шульце, X. Глезер, И. Роланд, И. Дрейхаупт разработали и внедрили в практику гра-фическую модель всей системы доказательств по уго¬ловному делу, наглядно раскрывающую способы совер¬шения сложных, много-эпизодных преступлений. На этой модели, составленной по конкретному уголовному делу по фактам должностных преступлений, подлогов и хи-щений, совершенных К., в четкой и ясной форме раскрывается направление умысла, фактические преступ¬ления, способы их совершения и другие значимые обстоятельства. В одной из работ проф. А. Форкер и его коллеги приводят оценку графической модели проку¬рором, выступавшим по этому делу: представленные в наше распоряжение графики содержат все основные уголовно значимые обстоятельства дела, способы, время, последовательность совершения преступлений, связи преступников между собой. С помощью наглядной моде¬ли материалов дела, размещенных в нескольких томах, сократился до минимума объем информации, что помог¬ло участникам процесса и суду разобраться в существе преступного деяния.

Ниже приводится в качестве примера сокращенный вариант одной из таких моделей, чтобы показать сам принцип моделирования.

Цифрами 1, 2, 6, 10, 12, 13 обозначаются основные стадии преступной деятельности К., занимавшегося не¬легальным выполнением заказов по разного рода топо¬графическим работам. Цифры 3, 4, 5, 7, 8, 9 показыва-ют некоторые способы совершения преступлений, а так¬же обстоятельства, благоприятствовавшие преступной деятельности К. Цифрами 14, 17, 18, 19, 20 обозначаются результаты расследования по установлению некоторых фактов (ущерба, причиненного преступлениями, дока¬занных взяток и др.). Предложенная криминалистами ГДР графическая модель преступного деяния может быть усовершенствована посредством указания на даты, источники информации, листы уголовного дела и неко-торые другие сведения.

ПЕРСПЕКТИВНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ В РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Перспективное моделирование образует второе направление мысленного моделирования в расследова¬нии преступлений. Оно получает свое выражение в пла¬не расследования — концентрированном представлении следователя о конкретных путях, средствах и методах собирания, исследования и использования доказательств для установления истины по делу. Перспективная мо¬дель расследования имеет ту же базу, что и ретроспек¬тивная модель, — информацию по делу, специальные познания и опыт человека. Различно держание моделей, их направленность, но источник образования один. Перспективная модель расследования также имеет определенную структуру, ее элемента¬ми являются: версия, объясняющая характер преступ¬ления, рабочая программа или собственно модель по¬ведения следователя.

Версии определяют вероятностный характер пер¬спективного моделирования, возможный круг источни¬ков и содержание доказательств, обязывают разраба¬тывать несколько рабочих программ с учетом каждой версии. Логическое исследование версий позволяет де¬дуктивным путем выводить из них систему следствий и в зависимости от их содержания определять круг воп¬росов, подлежащих изучению. Однако взгляд на версию как на элемент перспективного моделирования нуждается в дополнительном разъяснении.

В криминалистической литературе обоснованно воспринята тео-ретическая концепция советских философов о существо¬вании предсказательных гипотез, обращенных в буду¬щее. Сама возможность построения таких гипотез объясняется природой мышления, его способностью к опережающему отражению, предвидению, целеполагающей деятельности. Мысль следователя первоначально обращается к фактам настоящего, к явлениям, доступ¬ным непосредственному познанию (обстановке на месте происшествия, показаниям, документам, вещам), и от них восходит к прошлому, реконструирует событие прошлого, чтобы затем на основе этого прогнозировать цель расследования и способы ее достижения в буду¬щем. Такая последовательность познания является за¬кономерностью процесса расследования.

Рабочая программа в структуре перспективного моделирования включает: определение обстоятельств, подлежащих установлению по расследуемому событию; разработку общего направления работы по делу; опре¬деление следственных действий, времени их проведения и задач; определение способов координации следствен¬ных действий с оперативно-розыскными мероприятия¬ми. Все эти элементы объединяются системой версии сле¬дователя, его представлениями о вероятной (прогнози¬руемой) перспективе расследования.

Структура рабочей программы логически заверша¬ется разработкой тактики каждого розыскного и следственного дейст¬вия. Мысленно представляя себе опрос, осмотр и дру¬гие действия, следователь прогнозирует их цель, этапы, содержание тактических приемов, включая приемы координации, а в ряде случаев (обыск, допрос, освиде-тельствование, эксперимент) — и ориентировочное со¬держание информации, которую намечено получить следственным действием.

В рабочей программе сочетаются две взаимообус¬ловленные мысленные установки: эвристическая и ис¬следовательская. Первая непрерывно направляет сле¬дователя на поиск источников доказательственной ин-формации, решение невыясненных вопросов, установле¬ние неосвещенных обстоятельств. Вторая стимулирует логический анализ информации, приводящий к объясне¬нию фактов, обязывает к проверке возникающих воп¬росов и сомнений. Эвристическая направленность пер¬спективного моделирования может быть схематически представлена в виде взаимосвязанных и последова¬тельно сменяющих друг друга этапов решения возни¬кающих перед следователем задач:

1й этап — возникновение проблемы или вопроса, свя¬занного с расследуемым событием;

2й этап — анализ проблемы (вопроса), соотнесение ее с общей задачей расследования, версиями по делу, постановка дополнительных вопросов;

3й этап —поиск доказательств с целью непосредст¬венного разрешения вопросов;

4й этап — оценка полученной информации, построе¬ние гипотезы, если не представляется возможным полу¬чить достоверный ответ на основе фактических данных;

5й этап — принятие нового решения о направлении и средствах поиска доказательств;

6й этап — самоконтроль за правильностью выполне¬ния намеченных решений, в связи с изменением ситуа¬ции, анализ вновь возникшей проблемы (вопроса).

При отсутствии достаточно ясных указаний на возможные источники доказательств рабочая програм¬ма строится по методу сплошного или выборочного поиска. Первый проводится посредством таких приемов, как сплошное прочесывание местности в целях обнару¬жения скрывшегося преступника, опроса населения до¬ма, поселка, тщательного осмотра участка местности или помещения, осмотра помещения, оповещения по радио, телевидению о розыске правонарушителя или вещественных доказательств.

Выборочный поиск требует дифференцированного определения его направления, уточнения объектов, среди которых он должен быть произведен. Чем меньше сведений по делу, чем они неопределеннее, тем шире программа поиска. Рабочая программа, рассчитанная на сплошное об¬следование, в большей степени, чем выборочный поиск, ориентирована на случайное обнаружение источника информации.

Структура перспективного моделирования непо¬стоянна. После проведения неотложных следственных действий, когда в распоряжении следователя окажется некоторый комплекс доказательственной информации, многие частные версии, объясняющие происхождение и сущность отдельных фактов, оказываются проверен¬ными. Центр тяжести смещается к исследованию уже собранных доказательств. В связи с этим происходит перестройка сложившейся в начальный период рассле-дования мысленной программы, а в ряде случаев соз¬дается новая программа, в которой выделяются:

а) следственные действия, обеспечивающие дальнейший поиск доказательств (осмотры, обыски, выемки, опро¬сы) ;

б) следственные действия, содержанием которых является исследование уже собранных доказательств (экспертизы, предъявление для опознания, проверка и уточнение показаний на месте, допрос обвиняемого, следственный эксперимент).

В современной криминалистике сделана попытка применить к расследованию методы сетевого планиро¬вания и управления, внедренные в промышлен¬ности, на транспорте и в других отраслях хозяйствования, где сетевые, модели широко оправдали себя. Сетевые методы представляют собой одну из форм ма¬тематического моделирования. Графы в сетевом методе, с помощью которых моделируется деятельность, это идеальные математические модели различных явлений.

В планировании расследования мы встречаемся почти со всеми элементами кибернетического моделирования, и в частности с категориями: «цель», «средства ее дости¬жения», «пути к цели (алгоритм решения)», «обратная связь между следователем и участниками процесса», «необходимая зависимость плана от информации и ее содержания», «выработка стратегии поведения и такти¬ки в определенных ситуациях нередко путем «проб и ошибок» и др. Однако при планировании расследова¬ния эти категории проявляют себя не совсем так, как при моделировании других, например экономических, процессов. Модель расследования зависит прежде всего от такого фактора, как влияние норм уголовного и уго¬ловно-процессуального закона, предписывающих усло¬вия и порядок работы по делу, пределы отбора и иссле¬дования информации. Первостепенное значение в рас¬следовании имеет фактор времени. Он диалектически противоречив: с одной стороны, есть требования закона о сроках расследования, с другой — существуют, и не¬редко, трудности, которые эту определенность колеб¬лют. В расследовании возникают ситуации, которые трудно однозначно запрограммировать и дать готовый алгоритм решения,— слишком велико разнообразие та¬ких ситуаций.

Заслуживает внимания опыт перспективного моде¬лирования, разработанный криминалистами ГДР А. Форкером, X. Шубертом, К. Роте и др. Последний в статье «О применении методов моделирования при расследовании замаскированных преступлений» пред¬лагает несколько моделей процесса расследования. В этих моделях представлены возможные варианты поведения следователя в зависимости от характера ис¬ходной информации, возникающих вопросов, особенно¬стей ситуации. Это не однозначная жесткая система, а динамическая модель, в основе которой лежит «кибернетический метод мышления», обеспечивающий пере¬ход от анализа исходных данных к их синтезу в опреде¬ленную систему. Модели такого типа позволяют вы¬являть зависимость между различными системами на основе принципа обратной связи, в данном случае — между системой операций (действий) следователя по раскрытию преступления и изобличению преступника и системой доказательственной и иной информации. Как и любая кибернетическая модель, эта программа должна обеспечивать: а) системный подход к анализу изучаемого события, рассмотрение признаков преступ¬ления и действий по его раскрытию как связанных си¬стем; б) надежное управление и самоуправление пове¬дением следователя, методами его работы в зависимо¬сти от содержания информации о признаках деяния и ситуации расследования.

Особое значение в перспективном моделировании расследования имеет принятие тактических решений, под которым мы понимаем нахождение следователем линии поведения в конкретной ситуации. Принятие тактического решения — сложный волевой акт, в кото¬ром синтезируются знания и опыт, умение четко опре¬делить цель деятельности и оценить ситуацию. Главны¬ми условиями выработки и принятия тактического реше¬ния являются: а) наличие минимума информации; б)определение цели деятельности; в) наличие крите¬риев оценки информации и всей ситуации.

Тактические решения следова¬теля прогнозируются и отображаются в плане расследо¬вания. Однако это не означает их неизменности. В за-висимости от конкретной ситуации решения могут изме¬няться и уточняться. Гибкость тактических решений отражает гибкость всего перспективного моделирования как инструмента познания.

Представляет интерес попытка О. Я. Баева форма¬лизовать процесс выбора тактического приема расследо¬вания и принятия решения о его реализации, Концеп¬ция О. Я. Баева перспективна, ибо ее дальнейшее раз-витие позволяет: а) установить закономерности приня¬тия тактических решений и управления расследовани¬ем; б) используя аппарат математической логики, типизировать алгоритмы тактических решений; в) применять вычислительную технику для оценки правильности тактических ре¬шений.

Мысленное моделирование в расследовании пре¬ступлений тесно связано с изучением характера ситуа¬ций, которые встречаются в этой деятельности и знание которых имеет существенное значение для развития мысленного, а также логико-математического и инфор¬мационного моделирования.

Прежде всего постараемся выяснить, какие классы ситуаций типичны для расследования преступлений. Таких классов может быть по крайней мере три:

1) криминальные ситуации, характеризующие особенности со¬вершения преступлений;

2) следственные ситуации, характеризующие процесс расследования, и

3) судебные ситуации, характеризующие судебное рассмотрение де¬ла, оценку судом доказательств, поведение подсудимого и другие обстоятельства.

Каждый класс ситуаций в свою очередь содержит ряд групп, видов, подвидов и других классификацион¬ных элементов, типизирующих ситуации, упорядочиваю¬щих их разнообразие. Построение строгой научной клас¬сификации ситуаций, описание их признаков — это шаг по пути дальнейшего изучения социальной природы пре¬ступлений, причин и условий, способствовавших их со¬вершению, шаг к повышению эффективности расследо¬вания и предотвращения преступлений.

Криминальная ситуация представляет собой объек¬тивно сложившуюся систему противоправных, общест¬венно опасных действий (бездействий) человека и их последствий в конкретных условиях места и времени. Для криминальной ситуации характерна определенная связь обстоятельств, способствовавших преступлению, психологических факторов, комплекс признаков, харак¬теризующих деяние как преступление. Следователь сталкивается не с самой криминальной ситуацией, а с ее последствиями. Вероятно, не будет ошибкой утверж¬дать, что мысленная ретроспективная модель отобра¬жает конкретную криминальную ситуацию. Пользуясь этой моделью как инструментом познания, следователь изучает обстоятельства преступления. Описание типич¬ных криминальных ситуаций, их формализация и учет благоприятствуют ретроспективному мысленному и ма¬шинному моделированию.

Следственные (и отчасти судебные) ситуации не¬обходимо рассматривать как объективную систему, характеризующую определенный период процесса рас¬следования. В реальной ситуации, и только в ней, су¬ществуют образующие ее элементы — люди, вещи, их свойства, отношения между ними, т. е. источники дока¬зательственной информации. Подчиняясь диалектике явлений, ситуации могут меняться под влиянием неко¬торой совокупности факторов, в том числе поведения людей.

Содержание каждой следственной ситуации опреде¬ляется характером события, особенностями действий правонарушителя, его психологией, окружающей сре¬дой, поведением потерпевшего, свидетелей. Иначе гово-ря, ситуация детерминирована конкретными фактора¬ми и может рассматриваться как результат их дей¬ствия.

В познании криминальной ситуации надо отличать видимость от сущности: они не всегда совпадают. Слож¬ная, запутанная ситуация, в которой сущность скрыта видимостью, охватывается понятием «проблемная си¬туация», т. е. ситуация, обязывающая ставить ряд воп-росов и искать пути их решения. Почти все следствен¬ные ситуации относятся к числу проблемных. Некото¬рые ситуации, связанные с поведением обвиняемого (иногда — свидетелей), являются конфликтными. К их характеристике и методам изучения применимы поло¬жения теории игр, облегчающие выбор наиболее пра¬вильного решения ситуации.

Следственные ситуации в большинстве своем управ¬ляемы. Это может быть целенаправленное изменение поведения участников процесса, изменение положения и состояния предметов на месте происшествия и т. п. Процесс управления следственными ситуациями изуча¬ется и регулируется криминалистической тактикой и методикой расследования с учетом особенностей пре¬ступления и типа ситуаций.

Примером такого целенаправленного воздействия на ситуацию является реконструкция обстановки на месте происшествия, изменение тактики допроса, обыска, оч¬ной ставки под влиянием поведения участников этих следственных действий.